Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 572 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2012-10-17
редактор: Олег Неустроев


Павел Сергеевич | Ирина Мурина | Рассказы | Проза |
версия для печати


Павел Сергеевич
Ирина Мурина

Павел Сергеевич проснулся сегодня раньше обычного. Он тихо, стараясь не разбудить Аню, поднялся, быстро оделся. Мужчина открыл окно, и звуки улицы проникли в комнату. Где-то рядом монотонно мяукал кот, а вдалеке, на проспекте, визжали машины. На кухне — большой, светлой, недавно после ремонта — Павел Сергеевич выпил кружку чая, похрустел любимым печеньем. Кофе он никогда не любил почему-то. Умываясь в ванной, долго разглядывал отражение в овале зеркала. Смотрел на мужчину напротив и констатировал, словно не о себе, а о ком-то постороннем: немолодой, нет, еще не старый, но и немолодой, вон волосы все седые, да и лицо изрезано мелкими морщинами. «Неужели на пороге старость?» — вслух сказал мужчина и, отмахнувшись от грустных мыслей, вышел из ванной.
    Напоследок он заглянул в спальню — жена еще спала — и вышел из квартиры. Вчера они поссорились с Аней. Ссоры, как правило, за все годы их вполне счастливого брака происходило редко, но вчера каждый стоял на своем. Все вышло из-за Саши — это их единственный сын. Саша решил сменить работу, уйти из медицины, и открыть свое дело по продаже стройматериалов. Друг насоветовал.
    Павел Сергеевич такой поворот событий принять спокойно никак не мог. Сам он, уже медик с тридцатилетним стажем, посвятил всю жизнь медицине и думал, что сын сделает так же. Да, денег в медицине много не заработаешь, это понятно. Аня, работая экономистом в частной небольшой фирме, получала в два раза больше его. Ну и что? Понятно, что и труд медика не так ценится сегодня. Павел Сергеевич редко, правда, но задумывался, правильно ли он поступил, став врачом. Например, можно было, как его одногруппник Вася Гаврилов уйти в коммерцию. Но все же он любил свою работу, свое отделение, своих больных.
    Вот и сегодня, зайдя в отделение, он сразу же почувствовал легкую радость от того, что сейчас окунется в этот мир белых халатов, палат, наполненных запахом лекарств и пота, а также лиц больных, которые верят в его профессионализм и мастерство врача.
    На все отделение гремел голос Веры Леонидовны, старшей медсестры. Женщина за что-то выговаривала молоденьким медсестрам. А те примолкли — слушают. Высокую, сухопарую, некрасивую, старшую медсестру многие побаивались даже из докторов. Вместе с тем, эта сорокалетняя женщина была профессионалом в своем деле, и Павлу Сергеевичу нравилось работать с ней.
    После летучки, которую ежедневно утром проводил главврач, Павел Сергеевич направился в кабинет. Вскоре к нему заглянула Вера Леонидовна:
    — Павел Сергеевич, вас зовут в реанимацию, — быстро, как скороговорку, произнесла старшая медсестра.
    — Что там случилось?
    — Черепно-мозговая травма. Вроде, у какого-то ребенка.
    — Сейчас, — поспешил ответить Павел Сергеевич и засобирался в реанимационное отделение.
    Ребенок был двухлеткой, мальчиком с коротенькими рыжими волосами. Глазами-пуговицами он уставился на мужчину-врача. Мамаша малыша всхлипывала рядом и тихим голосом рассказывала, как он упал с лестницы на детской площадке. Павел Сергеевич привычным жестом ощупал голову ребенка, посмотрел на размер и форму зрачков, и после осмотра мальчика отдал распоряжение сделать ему МРТ головного мозга.
    Выйдя из реанимации, он в коридоре наткнулся на хирурга Бирюкова. У того недавно была операция, и он шел покурить, по привычке. Павел Сергеевич решил пойти с ним. На сером балкончике Бирюков дрожащей рукой прикурил сигарету и, морщась, выпустил дым изо рта. У него умер пациент на операционном столе. К этому трудно привыкнуть, даже если ты сделал все, что мог. Мужчины молча стояли на балконе и вглядывались в аллею, что возле больницы. В парке одни больные тихо прохаживались неспешной походкой, а другие сидели на скамейках, и отсюда с балкона казались черными неподвижными точками среди буйства сентябрьских деревьев.
    Павел Сергеевич вдохнул с наслаждением осеннего свежего воздуха и заторопился — его еще ждал обход, ежедневный ритуал каждого врача больницы. Он всегда подолгу «смотрел» каждого больного, не спешил отмахнуться от этой ежедневной рутины, как некоторые из его коллег. Но все же сегодня работать как всегда — с полной отдачей — мужчине не хотелось. Что-то саднило в груди, мысли постоянно возвращались к сыну.
    «Сашка, Сашка, ведь ты с детства любил ездить со мною в больницу. В школе знал анатомию человека лучше любого первокурсника из мединститута. Как могло такое случиться, что в один момент все разонравилось? — мысленно обращался он к сыну.
   
    Сразу же после обеда в отделение начали поступать больные. Обрушились на него как апрельские хлопья снега, которых никто не ждал.
    Осмотр начал с более тяжелых — привычка, устоявшаяся за годы. Вот больной с инсультом. Симптомы на лицо: нарушение речи, паралич мышц левой руки и ноги. Мужчина, неподвижно лежащий перед Павлом Сергеевичем, был совсем старик. Худой, даже костлявый, так что интимные части его тела легко угадывались под больничной пижамой. Жиденькие волосы неловко обрамляли лицо. От него пахло старостью и немытым телом. Молоденькая медсестра брезгливо вытирала больному рот. Павел Сергеевич подумал: «Может и прав Саша.. Медицина не для всех.»
    От этих мыслей его отвлекла знакомая трель на телефоне. Звонил Аркаша. Звал в гости посмотреть внука. Дочь Аркаши не могла забеременеть несколько лет. А тут на тебе — целых четыре килограмма богатырского веса.
    «Надо сходить, все-таки внук родился у друга», — не успел подумать Павел Сергеевич, как его уже звали к новому больному.
    Им оказалась симпатичная девушка лет шестнадцати с непрекращающейся рвотой. Павел Сергеевич подозревал у девушки менингит. Требовалась поясничная пункция — развеять последние сомнения. Уверенной рукой он взял специальную иглу и ввел ее в нужное место на спине девушки. Игла быстро наполнилась спинномозговой жидкостью. Девушка тихо лежала на боку с согнутыми и подтянутыми к животу ногами. Глядя на нее, он вспомнил, как примерно в этом же возрасте его сын тоже перенес менингит. Вначале поднялась температура, и никто ничего не заподозрил — думали обычный грипп. Но через день появились жуткие головные боли и почти непрерывная рвота. Павел Сергеевич среагировал быстро: за полчаса доставил сына в больницу. Вскоре подтвердилось, что у Саши менингит, как он и предполагал. Тогда сыну пункцию делал тоже он. До сих пор помнит, как дрожали его руки. Все в конечном итоге завершилось благополучно. Саша поправился и никогда не вспоминает о болезни. Только они с женой по сей день помнят, как они испугались тогда. Аня трое суток ходила как слепая, натыкалась на вещи, забывала, зачем шла. Только когда наступило улучшение и опасность миновала, она, не раздеваясь, упала, словно мертвая, на кровать и проспала двенадцать часов.
   
    Павел Сергеевич помыл руки и вышел из палаты. За дверью, прислонившись к стене, ждала женщина с заплаканными глазами. «Видно, мать девушки, такая же веснушчатая и круглолицая, — подумал мужчина. — Сейчас будет расспрашивать о дочери. Надо сообщить диагноз, успокоить, сказать какие-то нужные слова».
    В больнице тихий час. Павел Сергеевич занялся бумажками: заполнил истории болезни, подготовил документы к выписке. Время приближалось к пяти, и у него внезапно разболелась голова. «Когда же закончится этот день», — в очередной раз подумал Павел Сергеевич. Он подошел к стеклянному шкафу, что стоял в углу кабинета, взял оттуда лекарство, хлопнул дверцей, и она отозвалась протяжным скрипом.
    После тихого часа началось время посещений в больнице. К больным заспешили их родственники и друзья. Многих из них Павел Сергеевич знал в лицо. Некоторые больные вышли из палат, сгрудились в коридоре, толкались у кресел, расставленных вдоль коридора.
    Вот старушка Мирошина из четырнадцатой. Она всегда в это время покидала стены палаты, усаживалась в коридоре на крохотный диванчик, вязала, шепча тихо молитвы, и кого-то ждала. Но ее никто не навещал. Все знали, что у нее было двое детей: дочь за границей, а недалеко в соседнем городе жил сын с семьей. Он ни разу не приехал к матери, что там — даже не позвонил. Мирошину в отделении всем было жаль. Она была хорошая, милая старушка, всегда аккуратно причесанная, чистенькая. «Но как можно заставить чужого сына приехать к матери», — вспомнил Павел Сергеевич слова медсестер, проходя мимо Мирошиной.
   
    Уже было совсем темно, когда мужчина вышел из больницы. «Устал. Домой… домой», — пронеслось у него в голове. Он поднял ворот пальто, закрываясь от ветра. В кармане зазвонил мобильник, в трубке басил Сашка:
    — Пап, ты дома? — и не дождавшись ответа: — Есть разговор.. Скоро к вам заеду.
    — Заезжай, — просто сказал Павел Сергеевич, затем сунул телефон в карман пальто и заспешил к машине.

 

Drama Futuro

1050 руб.
Купить
Дюна

620 руб.
Купить



комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

04.08.2021
где пропали редакторы?
Зарегистрировался на сайте, а в колонке редакторов никого
04.06.2021
Стала известна программа Каннского кинофестиваля 2021
Жюри огласило конкурсную программу Каннского кинофестиваля, который был перенесен на июль из-за пандемии.
03.06.2021
В Чехии женщинам разрешили брать негендерные фамилии
В чешском языке ко всем женским фамилиям добавляется окончание «-ова». Теперь женщины смогут отказаться от этого окончания.
31.05.2021
Сайт NEWSru.com прекращает работу
В редакции российского сайта новостей заявили о прекращении работы по экономическим причинам.
31.05.2021
Художник из Словакии создал "карту интернета"
В процессе рисования карты художник использовал 3000 сайтов.
29.05.2021
Умер известный израильский скульптор Даниэль Караван
В возрасте 90 лет ушел из жизни израильский скульптор и художник Даниэль («Дани») Караван.