Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 231 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2020-04-15
редактор: Ведаслава


Гроза | Nnaid | Очерки | Проза |
версия для печати


Гроза
Nnaid

Мысли окончательно путаются в коридорах головы. Слова просто слетают с языка, говорю о чём-то, даже не думая. Просто смотрю на насквозь промёрзшие улицы и таких одиноких и слабых людей. В это время кажется, что они все так уязвимы даже для маленького порыва ветра, который собьет их не только с ног, но и с дороги в целом. Как ни крути, но каждый постарается развернуться и посмотреть на уходящий закат. Такой тонкой ручной работы цвета, что вот прикоснёшься к нему один раз, а его, оп, и нет совсем — растворился в глазах напротив сидящего, или утонул в твоих леденящих душу руках. А иногда сидишь так. и думаешь о своём, смотришь на этих бесконечно свободных собою художников, и где-то далеко, в мирном безветрии, солнце окрашивает мир в цвет красного дерева. и этот мысленный поток внезапных восхитительных совпадений, подстерегающий каждого в этой бесконечной, нудной толпе прохожих, в любом бесконечно сером и унылом городе. и никому не приходит на ум, что, погрузившись однажды в этот поток, можно ухватить полные горсти разнообразных радужных чудес. А иногда всего лишь нужно погрузиться в атмосферу ночи, чтобы понять все мысли и чувства, вихрем кружащиеся в голове, словно осенние листья в период грозной бури. На тёмном бескрайнем небе пляшут золотые звёзды, и лишь дыхание ночи колышет невысокую траву, и нет самого времени, есть только вечность, которую ты ощущаешь каждой клеточкой своего несчастного ноющего тела. Вот сорвался ветер и принёс пыль, что струится по венам каждых часов, прахом олицетворяющую безумный бег времени. В глубине этого невиданного вихря пыли пылают чёрные и золотые солнца, несутся миллиарды сожженных листьев, сорванных с ярких осенних деревьев.
    Небо заволакивали облака-великаны, настолько тёмные, что, казалось, будто они сделаны из самой тёмной материи, что есть на свете. Сквозь эти облака не мог прорваться ни один лучик света, даже самый большой, храбрый и изворотливый. Самое ужасающее в этой ситуации было только то, что оглушающие раскаты грома заставляли идти волнами свежезаваренный чай с яблоками и корицей в идеально-белоснежной фарфоровой кружке, а удары молнии освещали всё вокруг — даже самые тёмные уголки сознания. Кажется, что становится видным всё то, что так старательно скрывает человек в своей голове, будто наливающейся свинцом от тяжести того бремени, что он несёт, так быстро отводящим глаза от твоего пристального холодного взгляда. Тогда становится по-настоящему страшно. Особенно страшно становится от ощущения того, что эти пристальные глаза, не отводящие взор ни на секунду, узнают о тебе всё, что ты так тщательно скрываешь от других, и даже, порой, от самого себя. Стоит лишь на мгновение отвлечься, и вот, эта гроза превращается в эмоциональный апокалипсис, захватывающий сердце и разум целиком, поглощающий его, как вихрь стремительно быстрых листьев за трясущимся от холода окном. А что, если всё же встать и осмелиться поймать всё это, не выходя из подъезда? Раскинув в стороны ладони, замёрзнув даже в самых тёплых своих вещах, расслабиться, поддаваясь давлению этого бесконечного холодного ветра перемен. И так резко, с каждым новым его порывом, охватывает безудержная тоска, и кажется, что природа зовёт ласковым мелодичным голосом, словно призрак под плакучей ивой у серебряного озера. И тут неожиданно вспыхивает свет, как будто проносится что-то светлое, озаряющее всё вокруг. И ты стоишь, как камень, уставившийся в потолок, полный ноющей тревоги и нескончаемого, настоящего беспокойства. Могучий верховный шелест заставляет опустить глаза снова, закрыть их, как будто собираешься заснуть вечным, непробудным сном.
    Кроваво-алый рассвет уже поднимается над землёй и воздухом, наполненным озоном и прочими запахами осени и её величественной, уходящей грозы. Праздничное осеннее небо очищает твою «скверную» кровь под чтение есенинских стихотворений о любви. Пропуская каждую строчку через себя, погружаясь в глубины мироздания, вспоминаешь все жизненные драмы, находящиеся даже в самой дешёвой русской комедии. Гнетущие, безрадостные события окрашивают мрачными тонами всё живое. Ты даже начинаешь жалеть о том, чего когда-то не сделал. Например, ты так и не посидел под полной осенней луной, а ведь сияние полной осенней луны есть безмятежность во всей своей сущности, прикосновения её лучей — спокойствие, умиротворяющее и сердце, и душу. Огонь практически уходящего, плавно перетекающего в день, рассвета горел неподвижно. Ветер поднялся, закружил вихрь осенних листьев в бурном танце, и ослабел. Лёг спать в сухую осеннюю траву, пока не придёт время будить вновь рождающихся на молодом весеннем деревце, которое вот-вот должно познать прелести существования в этом мире, листья. И лишь наступающий вновь день даёт какие-то силы для жизни в полную меру, охватывая все эмоции и события, происходящие в твоей жизни.

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

19.09.2020
Умер автор книги "Форрест Гамп" Уинстон Грум
Американский писатель Уинстон Грум, автор книги «Форрест Гамп», скончался в возрасте 77 лет.
18.09.2020
Анонсирована новая официальная книга о The Beatles
В книгу войдут сотни ранее не публиковавшихся фотографий группы. 240-страничное издание планируют выпустить в августе 2021-го.
17.09.2020
Художник из США готов отдать $1 млн/млрд за тело Ленина
Создать новый мавзолей несложно, но для него нужен сам Ленин, поэтому Датуна и хочет выкупить его у России
17.09.2020
На улицах Токио появились прозрачные уборные с подсветкой
Таким образом, иностранным гостям решили показать туалетную культуру страны
14.09.2020
“Ах, это была только шутка? Не смей с коллективом шутить!”
Йинон Магаль призвал в прямом эфире расстреливать по пятницам всех журналистов, критикующих Нетаниягу
03.09.2020
В Иерусалиме найдены древние артефакты эпохи Первого Храма
Среди находок три каменных капители среднего размера и предметы из оконных рам. Такая же голова колонны украшает пятишекельную монету Израиля.