Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 85 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2018-12-16
редактор: Лазер Джей Айл


Непреднамеренная ошибка | Михаил Дёмин | Фантастика | Проза |
версия для печати


Непреднамеренная ошибка
Михаил Дёмин

Ракеты висели в воздухе.
     — Хорошо висят, — произнес Савельич, раскуривая трубку. — А как думаешь, почему висят?
     — Да не знаю. — Гришка экстренно собирался.
     — А как думаешь, кто их так?
     — Не знаю я, — продолжил собираться и гнуть свою линию Гришка, отвечая не глядя, и просто чтоб ответить.
     — А как думаешь, долго они?
     — Да не знаю я! — взорвался Гришка. Он экстренно, уже лихорадочно собрал вещи — в деревне объявили эвакуацию.
     — Да, дилемма... — протянул многозначительно Савельич.
   
    ***
   
    Уже третий день ракеты, запущенные по учебным целям, висели в воздухе. Учитывая их разрывную мощь, военные исследовать загадочную аномалию не пытались. Всем занимались умники из спецслужб. Взорвать — тоже было нельзя — по той же причине.
    Поэтому генерал Кириллов ходил по выездному штабу, как тигр вдоль решетки.
    «Нет, не жалко — обидно, такая технология», — донеслось до него.
    Все поголовно были уверены: вероятный противник применил неслыханное оружие против новых сверхзвуковых ракет.
    И генералы нервничали: в Кремле — так уже злились. На ютюбе количество просмотров застывших в воздухе ракет перевалило за сотню миллионов. Сволочь, которая слила инфу, искал целый отдел.
    Спецгруппа издали изучала феномен. Облучая всем, чем только можно.
    И все не могла ни с чем определиться.
     — Ну? — произнес генерал, глядя на какие-то необычайные и необъяснимые потуги спецов.
     — Знаете, там реальность какая-то не такая, — отчитался один из ученых, — застывшая. Или время, или пространство. Как холодец. Приборы ничего разобрать не могут: с ума поголовно все сошли...
     — Да ты сам щас, как холодец станешь! — взорвался генерал. — Такой же посиневший и опухший, и битый.
     — Ребята, ребята, новость, — в помещение вбежал только назначенный представитель по связям с общественностью. И радостно выпалил, когда все замолчали и уставились на него: — У американцев тоже ракеты застыли! На учениях.
    Звали парня Макс Делягин, перевели его из каких-то помощников-референтов, и он до сих пор не вытравил из себя подростка.
    Генерал отвернулся.
    Тут и прозвучало:
     — И чему ты радуешься? — на Делягина, надвигался заместитель начальника генштаба, которого выдернули разобраться.
     — Ну как же... у американ... америкосов — это тоже. Не обидно.
    Замначальника надвигаться перестал, видимо, «америкосы» согрели потертую различными конфликтами душу.
     — Это вторжение, — скрипя зубами, произнес он.
     — Надо их подорвать и шухер с ними, — предложил генерал Кириллов, который, стыдно сказать, измотался от ожидания хоть каких-то внятных действий.
     — Ага, а если американцы со своими разберутся? У них будет стратегическое преимущество!.. — возмутился уполномоченный из правительства, который тихо так сидел в сторонке.
     — Зато...
     — Генерал, безопасность родины — это все ради... ради нее!
    «Ага, хр... два вам», — подумал генерал Кириллов.
    В этот момент ракеты полетели.
   
    ***
   
     — Ну наконец-то, Васильич, заработало!
     — Ну ты и козел, — сказал напарник.
     — Ну кто знал, кто знал-то! — сокрушался Серега.
     — Что надо все на паузу ставить, когда ты систему от прогов чистишь?
     — Ну извини, вот что теперь делать?
     — Ну как, ничего, забудется. Они сами что-нибудь придумают, как с тарелками. А то Вадик все время свои кружки, чашки, блюдца на скрин-ролл ставит — и ничего. Уже каких-то зеленых человечков выдумали. Сериалы всякие там.
     — О! Один я смотрю. «Истина, — они говорят, — где-то рядом»1.
     — Козел ты, — беззлобно произнес главный инженер лаборатории дополненной реальности Московского прогрессивного технологического института Кирилл Сергеевич Де, незаметно вошедший к ним в зал. — Это ж не игрушка. Это ж черновик, понимаешь, чтоб мы тут их дебильных ошибок не делали.
    Сказал и вышел.
    Затем сразу вернулся. И посмотрел на напарника Сереги, Армира Васильевича Вана, а затем взгляд перевел. Серега все это время очень подобострастно и внимательно следил за взглядом начальника.
     — А... — протянул Ван.
    Кирилл Сергеевич с напором произнес:
     — Значит так, восстановите образ системы на три дня назад. Откат сделайте.
     — Не можем, — развел руками Ван. — Главный уже сказал, что вы так скажите и запретил. Он хочет посмотреть, какая реакция будет. Как это всё объяснят. У них, там, — указал он на огромную чашу и ряды, уходящих черт знает куда серверов. — В мировом масштабе. Даже поручил мне побольше прогов врубить. Он профессорскую по политологии в виртуальных системах пишет. Сказал, чтоб записали все. Случай-то небывалый: такой глюк первый раз, ну чтоб с ракетами.
     — Да вы что, сдурели? Это же семь миллиардов программ, часть из которых оцифрованные человеческие интеллекты. А как же чистота эксперимента! Неужели вы думаете, что никто не догадается ни о чем? А это... они могут поведение изменить, подстроиться. А мы на основании этого всего огромные расчеты строим. Решения выносим. Где строить, какие проекты запускать, какие отвергнуть. Все ж рухнет! Да вы знаете, сколько там идей! Одна сфера Дайсона чего стоит: ее уже и строить начали: заводы на Марсе запустили. Уже на Меркурии поселок строят. Наша цивилизация весь рывок на этих системах совершила!
     — Пони... — Серега не успел продолжить, как его оборвали:
     — ...И это мое детище. Мое! — главный инженер горячился все больше.
     — Ну, ну, Кирилл, голубчик, мы потом откатим. — Вошел директор. Еще тише, чем инженер. — Просто не вы ж один...
     — А если сбой в откате пойдет? Дежавю?
     — Ну и бог с ними, все равно, когда время придет — перезагрузку сделаем.
     — Вы...
     — Ну я понимаю, пять лет только исследований, прорывная макроматрица, оцифрованная память живых людей... Ну не вы же один... Про меня уже сказали. Знаете, как факультет психологии заинтересовался? И психиатрии, и лаборатория безопасности — в холле человек оттирается, хочет прог копировать.
     — Так мы его уже...
    Серега очень растерялся от такого поворота событий.
     — Зря! Пусть бы еще неделю повисели. Это ж и есть наука: главное ее свойство — тайна и любопытство, и раскрытие. Интересно! Паника поднялась бы или нет? Тем более поле для психоза подготовлено — вон они, сколько романов про зоны всякие аномальные напридумывали. Мне иногда кажется, что они на нас тоже воздействуют, ну, на операторов: те прям по их психическому излучению ошибки устраивают. Прям как скрытая неустановленная связь.
     — Эмпатия это, элементарная эмпатия, — устало и тяжело отозвался инженер.
     — Думаете? Так, изучим, — загорелся декан. — Нам еще грант выделят. Серега! Пиши отчет. Как на тебя эти голоса влияют оттуда! А то уволю: косоруких таких не нужно.
    Серега взял под козырек. А декан развернулся к главному инженеру.
     — Вы же... — Кирилл Сергеевич не нашел дальнейших слов, да руководитель ему и не позволил:
     — И спасателей, и военных тоже интересует: подотчеты анализируют, а вдруг у нас тоже, а вдруг... — декан понизил голос, — мы — тоже.
     — Так мне что, обратно ракеты вернуть? — поинтересовался Серега.
    Декан задумался. По лицу прошла полумечтательная, затейливая гримаса — видно идея ему пришлась по душе.
    Зато, — как быстро успел заметить Серега — у Кирилла Сергеевича лицо стало такое злое и взгляд столь многообещающий, что младший техник Сергей Петров понял, что рано или поздно его с этой малины уволят.
    «А порно там какое, а фильмы... У нас цензура на все, чтоб не как у них».
     — Так я это, не смогу никак. Я теперь забыл, блин, как получилось все, — выкрутился Серега.
     — Жаль, — произнес замечтавшийся декан. — Жаль.
   
    ***
   
    Савельич глядел в пустое небо, в котором ветер трепал хвост облаков, оставшийся от улетевших ракет.
     — Ох и балуют там наверху. Ох и балуют. Опять че-нить замутили. Или накладка нашла.
    Посидев еще, подымив, он поплелся в сторону абсолютно пустой, спешно эвакуированной деревни, по улице которой бродила мертвая тишина. И звук шагов его разносился, раздавался отчетливо, словно в закрытой комнате.
    Савельич подошел к дому, обернулся, окинул опустевшую улицу взглядом.
     — Эх люди, ничего-то вы о жизни не знаете. Когда рванет — не убежите. Как гром. Я вот в сорок первом такой же был... А там кто-то щелкнул и понеслась.
   
    ***
   
    Когда техники ушли, декан прошелся по залу, как по вотчине.
     — О чем-то еще сказать хотел... — протянул он. — А! Мышки, кхе-кхе. Нам теперь и мышки не нужны — достаточно там исследование запустить.
     — Это ж живые... сознания, во всяком случае, они тоже всё чувствуют.
     — Ну это ж ради блага человечества, а насчет живые — ну вы бросьте: да, чувствуют. Но это чтоб все как у нас. А то странное бы, нечеловеческое сознание получилось, но это нейронные сети и только... Да, есть оцифрованные интеллекты. Но это тоже ничего не меняет.
     — Они считают себя...
     — ...А кем они себя там считают... — прервался декан, и под тяжелым взглядом главного инженера вышел из огромного циклопического корпуса.
     — Совсем озверели, — под нос себе произнес Кирилл Сергеевич и включил на светящейся голографической проекции шара идентификацию отката, вошел в восстановление системы, выбрал параметры возврата на три дня назад. Посмотрел в окно, одновременно расширил участок голографии. Шла онлайн-запись.
    Пустая покинутая деревня и старичок, сидевший на завалинке, курящий трубку, смотрящий в небо на обрывки ракетного дыма — видно из-за остаточного действия бага, он все еще не развеялся. Внезапно старик перевел взгляд прямо на Кирилла Сергеевича, тот с внезапности нажал, но не ту кнопку — система встала на паузу. Кирилл Сергеевич долго смотрел в эти застывшие глаза. Ни злобы, ни отчаяния: простой такой спокойный взгляд, все-все понимающий. Инженер нахмурился, включил запись и систему, закрыл окно отката, закрыл окно записи, отменил идентификацию. Выключил свет и вышел. В дверях обернулся и посмотрел еще раз на свое творение.
    В гигантском зале и тянувшимся за ним коридоре с серверами, мягко светила голубым, зеленым, золотистым, темным и белым огромная чаша с трехмерным голографическим шаром, медленно вращающимся вокруг своей оси.
   
    1. Слоган телесериала «Секретные материалы».

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru