Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 21 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2018-11-11
Внимание, свободная публикация!


Попутчики | Лесин | Фантастика | Проза |
версия для печати


Попутчики
Лесин

Шел второй год как экономический кризис затягивал в свою пасть большой индустриальный город.
    Ближе к вечеру, по одной из улиц, расположенных на окраине города, брел Иван Колосков с вытянутым худощавым лицом. Он внимательно разглядывал номера домов и читал броские названия магазинов. Давно бывавший в этих закоулках, мужчина с трудом узнавал местность, и больше полагался на свои ощущения. Остановившись на перекрестке улицы Чайковского и Заводской, Колосков потоптался на месте, и осмотрелся по сторонам. Далее, повернувшись спиной к осеннему ветру, застегнул молнию на поношенной куртке, и всматриваясь прищуренными глазами, в очертания неприглядных строений, тихо забормотал себе под нос.
    — Кажись здесь! Ну, да! Прямо пошла Чайковского до хлебозавода, а влево Заводская, потом переход на Розы Люксембург и дальше вниз к Дому ветеранов.
    Пропустив группу подвыпившей молодежи, мужчина, повернул за угол, и пошел дальше по улице Заводской, на которой преобладали старые производственные здания из красного кирпича. После долгих и безуспешных поисков работы, Иван, которому уже перевалило за сорок, предпринял последнюю попытку, и обратился к одному сомнительному типу по имени Гога, который работал в администрации на городском рынке. Расплывшийся от жира рыночный делец, по слухам держал доходное предприятие, и негласно дирижировал всеми процессами, которые бурно бродили в ее мутном чреве. На шее Гоги демонстративно болталась массивная золотая цепочка, что бы любой, кто пожелает вступить с ним в общение, заранее знал, с кем имеет дело, и как следует себя вести. От него тянуло алкоголем и отсидкой, что выражалось в манере держаться и вести беседы.
    — А ты кто? — неожиданно спросил Гога у незнакомого мужчины, когда тот вошел в его кабинет.
    — Моя фамилия Колосков, зовут Иван. Я ищу работу, может на рынке есть вакансии грузчиков или дворников, — тупясь в пол, пролепетал неуверенно незваный гость.
    Гога поднялся из-за стола, тряся своим жиром, и подошел поближе к посетителю.
    — Паспорт есть? — спросил он.
    — Да, есть! — оживился мужчина, и полез в боковой карман куртки, откуда вынул в потертой обложке документ.
    Работник рынка взял паспорт, повертел его в руках, затем подошел к огромному серому сейфу, стоящему в углу кабинета и, отворив дверцу, положил паспорт внутрь.
    — Хорошо! Посмотрим, какой ты работник. Только понимаешь брат, человек ты незнакомый. Явился сам от себя, без звонка, без рецензии поручителей. Поэтому сначала надо будет пройти испытательный срок в разнорабочих. У нас такой порядок. Если ты мужик правильный и не выкинешь какой-нибудь фортель, то есть не всунешь нос, куда не следует, и будешь держать язык за зубами, тогда подумаем о теплом местечке для тебя. Ну, а если уловишь волну, и станешь приносить мне реальную пользу, тогда возьму под свое крыло, и будешь при хороших деньгах. Мне понятливые люди ох как нужны, а то в последнее время попадаются одни бараны. Ну, а пока вот тебе первое задание.
    Гога, с носом попугая, от чего получил свое прозвище, сверкнув глазами, вернулся за рабочий стол, выдвинул с нижнего ящика небольшой сверток в блестящем целлофановом пакете, и положил его на дальний угол полированной крышки стола. Лицо тучного мужчины приняло загадочный вид, по которому трудно было определить какие в данный момент нейронные связи в его голове подключались, и какие по ним бежали мысли. Хозяин кабинета откинулся на мягкую спинку черного кресла, достал с бокового кармана сигарету, клацнул зажигалкой, и сделал глубокую затяжку. Наступила небольшая пауза. Гога, оценивающе смотрел на нежданного посетителя, а Колосков, сквозь сизый сигаретный дым, по маленьким неподвижным глазам торгового работника, пытался предугадать дальнейшие его действия.
    — Этот пакет, нужно отнести вот по этому адресу, — вдруг пробормотал рыночный деляга, и достал с письменного прибора позолоченную ручку с бумагой. Вскоре мелкие каракули с трудом улеглись на белом листочке, который под пухлой ладонью хозяина, тут же переехал на край стола.
    Странное поручение при первой встрече, не могли не насторожить Колоскова. Его охватила тревога, о чем красноречиво свидетельствовала левая щека, которая время от времени стала самопроизвольно подергиваться. Интуиция подталкивала неотложно прояснить ситуацию с принятием на работу.
    — Вы забрали мой паспорт, а как же быть с заявлением? Мне сейчас его написать, или потом? — озабочено спросил посетитель.
    — Да ты не переживай! Отнесешь пакет, потом займемся и оформлением.
    В Гогином голосе прозвучали металлические нотки, говорящие о том, что с ним лучше не спорить, а сделать все как он сказал.
    Когда, Иван с пакетом в руках, вышел в темный коридор рыночного корпуса, он почувствовал что влип во что-то нехорошее. Но другого способа вырулить ситуацию, как подчиниться и отвезти переданную посылку, не находил. И вот, следуя по указанному адресу, мужчина очутился на окраине индустриального центра, который ему был мало знаком. Дойдя до конца Заводской улицы, Колосков неожиданно растерялся. Предполагаемой улицы Розы Люксембург, которой в его представлении должна была пересекать Заводскую, к его удивлению не оказалось. На ее месте проходила, прошитая трамвайными путями, шумная Ленинградская. Мужчина понял что заблудился. Однако долго раздумывать ему не пришлось. Подхваченного волной заводских рабочих, отработавших смену, Ивана понесло в подземный переход станции метро «Владимирская». Вначале он энергично работал руками, что бы выбраться с толпы, но быстро обессилив, исчез из виду. В подземном переходе, сквозь многолюдные возгласы, Колосков краем уха на миг уловил просочившийся звук полицейской сирены, доносившийся с улицы. Машина быстро проехала и звук исчез.
    Станция метро «Владимирская» была оформлена в стиле средней эпохи и в вечернее время была переполнена пассажирами, так как имела еще переход на юго-западную ветку города. В центре, у круглой мраморной колоны, на скамейке сидел пожилой мужчина по имени Феликс. На нем был светлый плащ, и коричневая фетровая шляпа. У ног стояла пухлая черная сумка. Рядом сидела молодая светлая женщина Линда. Она была одета в приталиный серый плащ с пояском на талии. На голове у Линды была старомодная дамская шляпка. Перед ними, на корточках играл шестилетний мальчик Ёха, который небольшим фонариком, похожим на карандаш, высвечивал на полированных плитах перрона замысловатые фигуры. Из многочисленных посетителей метро на них мало кто обращал внимание. Вскоре рядом на скамейку присел взъерошенный Колосков. Он вынул с кармана белый платок, и вытер вспотевшее лицо. Повернувшись к соседям, Иван заметил, что располагавшиеся рядом мужчина и женщина принялись его откровенно рассматривать. Не понимая, чем вызвано к себе пристальное внимание, он окинул взглядом свою одежду, и для приличия одернул рукава куртки.
    — Ничего, бывает! — произнесла женщина, — Подумаешь икра, стоматолог ее уже объелся, так что переживать нечего!
    Колосков, не обращая внимания на странные слова женщины, вдруг обнаружил, что пакета, который он должен был доставить по указанному на листочке адресу, при нем нет. С ужасом осознавая, что посылка утеряна в людской толпе, его охватила паника.
    — Что же теперь будет? — прошептал он, нервно ерзая задом по полированной лавочке, после чего съежился, как побитая собака, и крепко поджал под живот трясущиеся руки.
    Прочувствовав глубину своего катастрофического положения, Колосков попытался остановить страшные мысли, которые словно спрут, завладевали им. Он уставился на играющего мальчика, в руках которого белый фонарный лучик, бойко плясал по холодному полу. Однако нечто странное, вскоре заставило его встрепенуться. От удивления у него расширились глаза. Фонарный свет, мелькая по полу, почему-то не исчезал, а оставался еще какое-то время на полированной каменной плите в виде светящихся линий. Мальчик медленно описал фонарем правильный круг, и тот соединился в полную светящуюся фигуру, словно нарисованный мелом на школьной доске. Через минуту, круг стал медленно тускнеть, а потом полностью исчез. Такого Колосков еще не видел.
    — Как это может быть? — мелькнуло у него в голове.
    Но ситуация не располагала к размышлению. Нужно было быстрей возвращаться обратно, и забрать паспорт у мутного Гоги. Он снова повернулся к соседям по лавочке.
    — Вы не знаете, как отсюда добраться до площади Бехтерева?
    — Знаем! Мы тоже туда направляемся. Держитесь нас, вместе доберемся, — ответила приветливо Линда, затем повернулась к Феликсу, который слегка подталкивал ее в бок.
    — Они снова нашли нас, пора уходить! — склоняясь к девушке, прошептал мужчина в фетровой шляпе, медленно поднимая с пола черную сумку.
    Линда, как по команде, тут же поднялась, и настороженно огляделась по сторонам. Затем худенькой белоснежной ручкой поправила на голове шляпку, и закинула на плечо сползающий ремень дамской сумочки.
    — Ёха нам пора! — сказал Феликс мальчику.
    Мальчик нехотя поднялся, положил загадочный фонарик в карман, и в манере взрослого мужчины, выразил свое недовольство.
    — Надо было переждать на вокзале, там шансов нас найти у них не было. Это все ваша упертость Феликс! Не обижайтесь, но это правда!
    От услышанной речи мальчика, Колоскова заклинило. Он сидел на лавочке без движения, словно завороженный, пока его не тронули за плечо.
    — Что вы сидите? Вставайте, надо торопиться! — не церемонясь, произнесла Линда.
    Продравшись сквозь людское русло, которое неустанно формировали два спускающх эскалатора метро, Колосков со странными соседями, перешли на станцию «Дубровская» юго-западной ветки города, а оттуда почему-то спешно поднялись вверх, и вышли на тускло освещенную Литейную улицу, которая в вечернее время была еще и малолюдна. Промозглый осенний ветер тут же обдал лицо Колоскова, и он машинально прищурил слезящиеся глаза. Феликс, внимательно посмотрел по сторонам, придерживая от ветра шляпу, затем кивнул остальным, и группа оживленным шагом двинулись к старому пятиэтажному зданию с темными арками на фасаде. Подойдя поближе, Иван перешагнул через вырытую траншею на углу строения, и замыкающим вошел в массивный арочный свод под зданием. Проснувшееся эхо, словно сторожевой пес, обсыпало их гуляющими звуками, и лишь когда они прошли проход, застыло на холодном каменном своде. Стоя у детской площадке сумрачного двора, группа оглядела глухие ветхие строения, опоясывающие местность, потом расположилась на лавочке, под пожелтевшим кленом.
    — Что за пируэты выделывают эти люди ? Так я с ними не доберусь! — с недоумением подумал Колосков, озираясь вокруг. Со стороны улицы снова послышался нарастающий звук полицейской сирены, бесцеремонно разрывающий тишину незнакомого двора. Иван в глубине души почувствовал, что этот пронзительный звук был адресован именно ему, и хотел о чем-то предупредить. Слышно было, как машина пронеслась по полупустынной улице, роняя отголоски, которые терялись среди вечерних зданий.
    — Сейчас без документов приезжим никак нельзя, — нарушила молчание Линда.
    — А вы приезжие? — спросил Колосков.
    — Да мы приезжие. У нас украли сумку с документами, теперь приходится скрываться от полиции. Вас, кажется, этот вопрос беспокоит? Попадись им без документов в руки, сразу же заберут. Объясняй и доказывай потом кто ты, да откуда ты.
    Объяснение женщины немного сняло подозрение Колоскова к незнакомцам, ведь теперь он и сам был без паспорта.
    — Но как они предвидят, где и откуда появятся полицейские? Экстросенсы, что-ли? — путался в догадках Иван.
    — Все можно двигаться дальше! — решительно произнес Феликс, поднимаясь с лавочки.
    Пройдя под каменной аркой, они снова вышли на улицу. Далее перешли на другую сторону, и не спеша добрели до светящейся витрины небольшого ресторана, под названием «Брелок».
    — Линда, вы согласны перекусить в этом ресторанчике? — спросил Феликс.
    Та пробежала глазами по большим витринным стеклам, которые отсвечивали цветной иллюминацией.
    — Я согласна, при условии, если Ёха не будет капризничать.
     — Ёха, как ваш желудок, уже пришел в норму? — спросил Феликс у мальчика.
    — Если снова будут предлагать к гарниру жареное мясо, я уйду. Мне было достаточно и прошлого раза. И как можно такое есть? Между прочим, вас это тоже касается! — сказал мальчик, глядя на Феликса. Потом Ёха перевел взгляд на Линду.
    — Что вы, что вы! Предлагать вам мяса больше не будут. Меню будете выбирать сами, — тут же отреагировала женщина.
    Слушая беседу попутчиков, у Колоскова закралось подозрение, что рядом находятся сумасшедшие, от которых надо держаться подальше, а лучше бежать. И когда он уже хотел попрощаться и уйти, его снова опередила Линда.
    — Без денег в таком мегаполисе трудно прожить. Ни в метро, ни в трамвай не пустят. А ведь еще и питаться за что-то надо. Вот потерял человек случайно кошелек, и что ему потом делать? Без поддержки товарищей уже не обойтись!
    Колосков как бы невзначай запустил руку в карман куртки, и с удивлением, стал шарить по пустому пространству, где лежал кошелек. Не поверив, что кошелек исчез, он обыскал карман повторно, словно он мог проскочить за подкладку, в маленькую незашитую дырочку в кармане. По странному совпадению, кошелька с деньгами при нем тоже не было.
    Вскоре группа уже сидела за столом ресторана. Феликс и Линда о чем- то тихо разговаривали, а Ёха тщательно изучал, принесенное официантом, меню. Отказавшись из вежливости от ужина, Колосков, что бы занять свое внимание, стал смотреть на большой экран телевизора, зависшего над барной стойкой заведения.
    — Не хотите Линда помыть руки? — услышал он слова Феликса.
     — Да! Да, конечно! И Ёхе тоже не помешает, а то у него что-то часто стали проявляться проблемы с желудком, — отозвалась женщина.
    Незнакомцы не спеша прошли мимо столиков с посетителями, и вошли в темный коридор, за массивной лакированной дверью. Колосков продолжал смотреть на экран, где начинались вечерние новости. Молодая ведущая, с прикрепленным маленьким микрофоном на груди, рассказывала о странном случае, происшедшем час назад на городской станции метро «Владимирская».
    — Экстренная остановка поезда произошла из-за странного объекта, появившегося на путях метро, перед станцией «Владимирская». По словам очевидцев, призрачный объект, напоминающий светящееся колесо, катился по туннелю, навстречу идущему поезду. Благодаря быстрым и умелым действиям машиниста, удалось избежать столкновения. После экстренного торможения все пассажиры остались целы. Несколько человек получили незначительные травмы, — объяснила она.
    У Колоскова перед глазами тут же всплыл, запечетленный в памяти образ светящейся фигуры, которую еще час назад, вычерчивал на перроне метро мальчик Ёха. Два неординарных происшествия на станции, невольно стали связываться в голове Ивана, в единую картину, и он уже стал о чем-то догадываться, но в ресторан неожиданно вошли двое полицейских. Стражи порядка прошли через зал, и подошли к бармену, стоявшему в униформе за высокой лакированной стойкой.
    — Добрый вечер! Ну, как обстановка?
    — Все нормально, пока тихо, — отозвался рослый бармен с прилизанными на затылок темными каштановыми волосами.
    Старший по возрасту полицейский, с веснушками на лице, тут же полез в боковой карман черной форменной куртки, и достал три фотографии.
    — Эти не попадались на глаза? — спросил он, кладя на стойку фотоснимки Феликса, Линды и Ёхи.
    — Они здесь! Да вон они! — кивнул бармен утвердительно, потом перевел взгляд в дальний угол залы. Увидев одиноко сидящего Колоскова, тут же изменился в лице, и сжал губы. Его глаза быстро забегали по многочисленным отдыхающим ресторана.
    — Странно, где же они? Ведь они только что брали меню. А вы спросите вон у того гражданина за дальним столиком, он кажется, пришел вместе с ними.
    Забрав фотографии, полицейские направились к столику Ивана.
    — Все! Сейчас загребут! — мелькнуло в голове у Колоскова, когда он увидел двух стражей порядка, направляющихся к его столику.
    — Добрый вечер, сержант Никольский, — представился старший, и полез в карман за фотографиями.
    В этот момент за витринным ресторанным окном, Колосков вдруг увидел, как под разноцветными огнями промелькнули, а затем скрылись во мгле, три знакомых силуэта.
    — Видели вы их или нет? — повторил вопрос полицейский, отрывая взгляд мужчины от окна. Иван взглянул на фото.
    — А, нет, нет, я их не знаю! — ответил мужчина, разглядывая своих попутчиков.
    — Я не спрашиваю, знаете вы их или нет. Я спрашиваю, видели вы их здесь или не видели, — уточнял полицейский.
    — Видел! Свободных мест не было, они сели за мой столик. Официант принес им меню. Потом все трое вышли в коридор, и больше не вернулись. Они даже не успели ничего заказать, и конечно ушли без оплаты. А, что? Эти люди что-то нарушили?
    — Да, нет! Просто их разыскивают родственники, а найти не могут. Все в порядке, отдыхайте!
    Полицейские, забрали фотографии, и удалились из заведения. Колосков облегченно вздохнул, потом посмотрел на часы. Было без четверти девять. Не дожидаясь дальнейших осложнений, он быстро поднялся, и стал двигать стул на свое место, но тот во что-то уперся, и не хотел ехать под стол. Иван наклонился, и к большому удивлению обнаружил на полу оставленную попутчиками сумку.
    — Вот так да! — подумал мужчина, — Эти олухи не только смылись, но и сумку свою забыли.
    Подозвав официанта, Колосков вернул меню, затем отмахнувшись от настойчивого предложения попробовать фирменное блюдо, забрал сумку и вышел на улицу. На пороге он увидел, как напротив ресторана остановился светлый автомобиль, с большим логотипом «СН» на дверях. Из машины вышли молодая девушка-корреспондент, с микрофоном в руках, и плотный видеооператор с увесистой камерой. Девушка достала мобильный, и стала с кем-то оживленно разговаривать. Оператор в ожидании закурил, внимательно осматривая здание ресторана.
    — А что здесь забыли корреспонденты со срочных новостей? День сегодня странный какой-то? Чувствую неспроста все это! Ох, неспроста! — подумал Иван, наблюдая за журналистами, которые проявляли интерес к заведению, с которого он только что вышел. Не дожидаясь, что произойдет дальше, мужчина развернулся, и быстрым шагом пошел к ближайшей трамвайной остановке, где яркими огнями светились окна билетной кассы.
    Под металлическим навесом осенний ветер, играл опавшей листвою, и игриво трепал одежду, томящихся в ожидании пассажиров. Там, на площадке ожидания Колосков обратился к пожилому мужчине с дипломатом в руках.
    — Вы не скажете, как можно добраться до площади Бехтерева?
    — Это в Дубровском районе? — поворачиваясь к Колоскову, переспросил мужчина с дипломатом.
    — Нет, это Староберезовский район!
    — Увы, этот район мне мало знаком. Помочь ничем не могу! Вы обратитесь вон, в кассу, там подскажут.
    Иван подошел к кассе, и наклонился к щели внизу окна, за которым сидела пожилая кассирша. В этот момент его сзади кто-то похлопал по плечу. От неожиданности он вздрогнул, и тут же повернулся.
    — Гражданин это ваша сумка? — спросил молодой полицейский, представший перед ним.
    — Да, моя! Вернее не моя, а моих попутчиков, я несу ее сдать в полицию.
    — Не надо нести в полицию! Граждане, забывшие ее в ресторане, находятся здесь. Идемте за мной.
    Полицейский повел Ивана в узкий проулок, который вывел в небольшой парк с одноэтажным зданием для игровых аттракционов. Подойдя поближе, Колосков узнал Феликса и Линду, стоявших перед лавочкой на тротуаре. Ёхи с ними не было.
    — Куда вы исчезли с ресторана? Вы забыли сумку, я уже хотел идти в полицию, — недовольно высказался Иван, протягивая сумку вперед.
    — Это ваша сумка? — спросил полицейский Феликса и Линду.
    — Да, это она. Спасибо вам большое! — ответил пожилой человек в фетровой шляпе, забирая потерю.
    — Больше не забывайте своих вещей Феликс! — сказал полицейский, обращаясь к нему по имени, после чего достал с кармана какой-то листок с ручкой, и протянул ему.
    — Распишитесь снизу, что пропажа найдена.
    Феликс, чиркнул ручкой по листку, затем вернул листок обратно. Забрав документ, полицейский попрощался, затем не спеша пошагал вглубь, тускло освещенной аллеи.
    — А, где ваш мальчик? Кажется, Ёха звать? — спросил Иван.
    — У него опять проблемы с желудком, сейчас придет! — ответила Линда, и повернулась к уходящему полицейскому, который повернул к зданию аттракционов, и скрылся за темным углом.
    — Знаете Иван? — поворачиваясь к Колоскову, начала Линда, — Мы к сожалению не сможем ехать с вами дальше. У нас внезапно изменились планы. Нам попался знакомый на машине, и он пообещал доставить нас до нужного места. Получилось неловко, мы вас подвели. Простите! Однако я знаю, чем сгладить нашу вину. Вы, пожалуйста, присядьте, и посидите минут пятнадцать с Феликсом, я быстро вернусь. Сейчас и Ёха должен вернуться, вам будет не скучно.
    Женщина что-то шепнула на ухо пожилому товарищу в шляпе, и быстро пошла по тротуару, затем исчезла в плачущем свете парковых фонарей. По угрюмому лицу Феликса, Колосков понял, что идея Линды не вызвала у него восторга, который молча, уселся на лавочку, и засунул руки в карманы плаща. Иван сел рядом, и не решался нарушить тишину. В воздухе витала напряженность, которая сдерживала его от беседы.
    — Как быстро летит время на земле! Кажется, вот только начало, и впереди целый год, а уже пора домой! Свыкся я с этим городом, — неожиданно разоткровенничался Феликс.
    — Вы уезжаете домой? — поинтересовался Колосков.
    — Да, сегодня ночью мы покидаем этот город.
    — Далеко ехать?
    — Очень, очень далеко! Вы и представить себе этого не можете. Ну, да ладно!
    С аллеи послышались частые шаги, подошел Ёха.
    — Ну, как все нормально? — спросил Феликс, обращаясь к мальчику, который стал усаживаться рядом, ерзая задом по выступающим деревянным брускам.
    — Да Феликс, все нормально, и кажется, меня никто не видел, — ответил Ёха.
    — Хорошо! Вот только вы когда-нибудь убъетесь, если не научитесь завязывать шнурки на ботинках, — продолжил мужчина в шляпе, кивая на его обувь.
    Ёха посмотрел на ботинки и вздохнул.
    — Опять левый!
    Он наклонился, и стал старательно перевязывать шнурок. В это время из заднего кармана его брюк вылетел измятый листок бумаги, в котором Колосков сразу узнал документ полицейского, который недавно подписывал Феликс.
    — Э! Тут что-то нечистое! — мелькнуло в голове Ивана. Это что ж получается? Ёха грабанул полицейского, или Ёха это и есть тот самый….
    У Колоскова сильно сдавило в груди. На его глазах происходила форменная чертовщина, которой он не мог найти разумное объяснение. Странные явления, которые каким-то образом были связаны с его попутчиками, граничили с запредельным, и вели в область необъяснимого. Что делать он не знал. Хотелось просто бежать с этого места, что бы не находиться рядом с этими загадочными людьми.
    Ёха, увидев лежащий на траве листок, бросил настороженный взгляд на Ивана, затем быстро поднял его, и спрятал в боковом кармане детской курточки. В это время на аллее появилась Линда.
    — Надеюсь вы не скучали? — бросила он издалека, и подошла поближе.
    — Что с вами? — обратилась она к Колоскову, — На вас лица нет! Что-то случилось?
    — Нет, нет, все хорошо! Сердце что-то сдавило! — ответил Иван, стараясь не показывать смятения.
    — Вот возьмите! — Линда протянула ему руку со знакомой корочкой.
    Взяв документ, Колосков открыл обложку.
    — Так это мой паспорт! Как вы его достали? Как вам это удалось? — расплываясь в улыбке залепетал Иван, затем резко замолчал.
    Заметив, как с лица Колоскова быстро слетела улыбка, Линда спросила.
    — Что-то не так?
    — Откуда вы узнали про паспорт? Я вам ничего не рассказывал?
    — А, вы об этом! Да это сущий пустяк! Не ломайте себе голову. Главное паспорт у вас, и вы свободны. К Гоге больше не ходите, он плохой человек. Работу вы скоро себе найдете, вернее она вас найдет, нужно только немного подождать. И еще! Я дам вам деньги на такси, трамваем вы отсюда не доберетесь.
    Линда достала с сумочки несколько денежных купюр, и быстро сунула их в карман Колоскову. Он попытался возразить, но Линда остановила его, выставив перед ним открытую ладонь. Поняв, что оспаривать ее решение бесполезно, Иван сложил деньги, и засунул их в карман брюк.
    — Ну, вот и все, нам пора! Прощайте! — сказал Феликс. Незнакомцы поднялись с лавочки, и не спеша пошли к оживленной улице, откуда доносился непрекращающийся автомобильный гул.
    Колосков с неподдельным интересом смотрел им вслед, затем, набравшись решительности, крикнул.
    — Может, все-таки скажете, кто вы?
    — Обыкновенные люди! Поезжайте домой, и ложитесь спать! Вам надо хорошо выспаться. Утром все узнаете! — обернувшись, ответила Линда, затем ускорив шаг, догнала своих товарищей, и тройка странных попутчиков пошагала дальше к ожидавшей их машине.
    Около полуночи отворилась входная дверь. Колосков, влача ноги, переступил порог, и вошел в квартиру. Из спальни в коридор вышла заспанная жена Люся.
    — Где ты был? Почему так долго, и почему не позвонил?
    — Ой, Люся, давай завтра я тебе все расскажу. У меня страшно болит голова, и я хочу спать, — ответил муж.
    Он стащил с себя верхнюю одежду, и побрел в спальню. Через двадцать минут, раскинувшись на постели, словно младенец, Иван уже спал глубоким сном, изредка подергивая ногами. Вначале его одолевали кошмары. Он видел разъяренного Гогу, грозящего убить его на дуэли. Потом ему снилось, что он пасет овец где-то высоко в горах. А, под утро ему приснился еще более удивительный сон, в котором, у ночного леса, собралась большая толпа народу. Он идет сквозь толпу, и выходит на поляну, где перед ним открывается красочная картина. Над поляной, переливаясь в разноцветных огнях, низко висит летающая тарелка. Около нее стоят трое инопланетных гостей в серебристых облегающих одеждах. В сияющих лицах инопланетян, Иван сразу узнает своих попутчиков. Но теперь они выглядят очень молодо, и примерно одного возраста. Инопланетяне разрешают подойти поближе, потом в голове Колоскова слышится отчетиливая женская речь.
    — Мы прилетели на Землю, что бы приобрести опыт выживания в городских условиях. Для чистоты эксперимента были выбраны три социальные группы. Первая группа — это люди преклонного возраста. Во вторую группу попали те, которые только начинают взрослую жизнь, а третья группа — это дети.
    — Но, зачем вам это надо? — спрашивает во сне Колосков.
    — Что бы помочь людям выжить на земле, мы должны оперировать личным опытом. Из информации, полученной от внешнего наблюдения, все выводы будут ложны, а стало быть, помощь окажется неэффективной. Или как у вас принято говорить — Профанацией! Только испытав на себе все оттенки реальной жизни, можно понять глубину проблем, а из этого сделать правильные выводы!
    Дальше Иван во сне видит, как инопланетяне садятся в тарелку, она взлетает, затем, на миг зависая, быстро устремляется в звездное небо.
    Колосков проснулся, и скинул с себя одеяло. За окном начинало сереть. Часы на стене показывали половину шестого утра. Он посмотрел на спящую жену, затем встал с постели, и потер влажными ладонями лицо.
    — И приснится же такое! — подумал Иван, затем вставив ноги в тапочки, направился на кухню. Выпив чашку холодной воды, он подошел к окну и отодвинул шторку. Над крышами домов догорали последние звезды, а на востоке появлялись первые признаки утренней зари. Отчетливая яркость сна, оставившая глубокий отпечаток, странным образом смешались с реальностью жизни, и ему показалось, что уже невозможно отличить, где был сон, а где явь. Возбужденные мысли хороводили в его голове, и он путался в догадках.
    — Неужели это правда? Выходит Феликс, Линда и Ёха — инопланетяне? Да нет! Чушь! Этого не может быть! Может фокусники? Точно, это были фокусники! И как я сразу не догадался? Зрителей в цирке не хватает, вот и гастролируют по городам, что бы как -то выжить.
    На светлеющем небосклоне Иван вдруг заметил светящуюся точку, которая медленно развернулась в сияющий круг, подобный тому, какой рисовал Ёха на станции метро, после чего круг снова сжался в точку, а затем растаял в предрассветной мгле. Чувство тревоги снова тронуло его душу, и он отошел от окна.
    — Нет, все, хватит! К черту! Так можно сойти с ума! Снам вообще нельзя верить. И вообще этого не может быть! Есть ли жизнь на Марсе? Нет жизни на Марсе? Наука этого не знает! Науке это не известно!
    Иван вернулся в спальню, и лег в теплую постель.
    — Надо будет еще на вокзал сходить по поводу работы. Забивать костыли в рельсы как раз для меня, что бы всякая дурь, не лезла в голову!

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru