Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 50 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2018-03-03
Внимание, свободная публикация!


История, в которую трудно поверить (Глава шестая) | Arlekin | Рассказы | Проза |
версия для печати


История, в которую трудно поверить (Глава шестая)
Arlekin

Кафе, которое настоятельно рекомендовали посетить мой дружище с Манюней, находилось совсем недалеко от банка. Скромненькая вывеска и неприметная дверь. Без путеводителя в инструкциях я бы прошёл мимо.
    Внутри, от часто поставленных столов, мне показалось тесновато, хотя само помещение было довольно-таки светлым и безупречно чистым, свежий воздух говорил о том, что забегаловкой это кафе не назовёшь. Барная стойка в углу и рядом дверь, видимо, в кухню. Посетителей не было, я был единственным. Ко мне тут же подошла официантка.
    — Good afternoon — сказала она мне улыбаясь.
    — Здравствуйте-здравствуйте, — ответил я, глядя, как бы мимо неё, потому что был уверен, что она меня не понимает.
    — О, — встрепенулась официантка, — Здраствуйте, проходить пожалиста-а.
    Я вскинул на неё удивлённые глаза:
    «Боже мой, — подумал я, — Какая-то официантка в рядовом кафе и говорит, как минимум на трёх языках английский, русский и родной немецкий. А менеджеру в банке три языка не нужны, зачем».
    Я выбрал столик у окна. Официантка уже стояла около меня.
    — Щто будеть пи-ить? — спросила она и положила передо мной меню.
    — Пиво, — ответил я, отодвинул меню, где все тексты на непонятных мне языках и достал тетрадь с инструкциями. Что заказывать у меня было законспектировано. Как только я начал читать ей заказ по конспекту, а не по меню у официантке на лице нарисовалось беспредельное недоумение:
    — Откуда ви так знать наш миню-у? — спросила она изумлённо.
    — А все русские его знают, — от того что миссия выполнена у меня было хорошее настроения и мне захотелось пошутить, — Они его на вашем сайте изучают, если поездка в Берлин. И я тоже, всё дома перевёл на русский и в тетрадь записал.
    — Все русский знает наш миню по са-айт? — ещё больше изумилась она, — Но у нас нет сайт…
    — Конечно нет, — ответил я, изображая серьёзную беседу, — У ваш же солидное заведения, зачем вам сайт.
    — Что есть солидно-е? — спросила она.
    — Солидное это значит знаменитое, все знают, что у ваш хорошо готовят.
    — О да, — сказала официантка очень серьёзно, — У нас повор аж высший пило-от.
    — Высший пилотаж, — поправил я.
    — О да, — закивала она головой, — Висший пило-от аж.
    С этими словами она ушла, но быстро вернулась, принесла кружку пива и какие-то солёные кусочки из чего-то для закуски, улыбаясь, она всё поставила на стол.
    — Прятного время-а, — сказала она, уходя.
    — Спасибо, — покивал я в ответ, и достал папку с документами:
    «Нужно послать СМС с фотографиями на Родину, что всё хорошо» — подумал я и вытащил документы из файлика.
    «Сфотографирую роспись этой Арины Бережной и достаточно», — я навёл на роспись телефон настроенный на фотоаппарат и… чуть не выронил его из рук. Я увидел, что эта Арина Бережная, расписавшись, поставила не ту дату. То есть число стояло сегодняшнее, а год будущий! С юридической точки зрения это было недопустимо.
    «Боже, как же я не посмотрел сразу! — застонал я, закрыл глаза и до боли сжал голову руками. И тут что-то у меня в голове сверкнуло, как мощный электрический разряд, я вдруг неожиданно догадался о чём меня спрашивала кассир там в банке. Она спрашивала, нужна ли мне квитанция о том, что сделан денежный взнос, а я отказался. То есть на сей момент я даже не смогу доказать, что деньги уплачены. Но если сейчас вернуться в банк, то охранники меня точно прищучат.
    — Б**дь, что ж я за растяпа-то такой, — замычал я, и зачем-то стал с силой растирать голову руками, — Хрен с ними с этими охранниками всё равно нужно туда идти.
    — Что случиться-а? — вдруг услышал я над собой голос официантки. Я оторвал голову от рук и уставился на неё так, как будто увидел её впервые. Она от этого перестала улыбаться. Она стояла надо мной с подносом, не сводя с меня удивлённо-вопросительных глаз. Потом поставила поднос на край стола и все тарелки быстро переставила на стол. Не знаю какой бес в меня вселился, но я, глядя ей прямо в лицо, как бы продолжая игру, спросил:
    — У вас водка есть? — я почему-то думал, что в этом кафе водки нет.
    — Водка-а? — изумилась она.
    Я кивнул, а её, видимо не на шутку прохватило женское любопытство:
    — Что случиться-а? — повторила она уже, по-моему, непроизвольно.
    Я бросил телефон на стол:
    — Товарищ позвонил из дома, — произнёс я с горечью в голосе и, глядя куда-то в пол, — Сказал, что жену мою видел с каким-то мужиком.
    У немки от услышанного глаза поползли на лоб. Несколько секунд она стояла без движений, как статуя, потом сделала какой-то нервный вдох и с выдохом тихо спросила:
    — Дети е-есть?
    Я выбросил вверх три пальца правой руки:
    — Трое…
    Немка с лёгким стоном закатила глаза к небу и опять замерла на несколько секунд, потом шевельнулась и с придыханием произнесла:
    — Катастрофф, — и быстро зашагала к барной стойки в угол зала, за которой стоял парень лет тридцати пяти.
    Я видел, как она что-то ему темпераментно объясняла, а он мотал головой из стороны в сторону в знак недоумения. И вот она уже несла на подносе к моему столику маленький графин с водкой и рюмку. В глазах у неё было столько сочувствия, что я понял, если я сейчас ей дам понять, что это шутка, значит я ей просто плюну в душу, но этого я, конечно же, не сделаю никогда.
    — У вас очень неприятно-о, — сказала она с самым серьёзным видом. — И хозяин вилеть за водка деньги не взя-ать, он сам жена уйти-и.
    «Вот те раз, — подумал я, — Ну и втянул же я себя опять в историю».
    Нужно было отвечать, да так, чтобы этот ответ был действительно по-русски. И тогда я, прямо на глазах у этой женщины, взял кружку с пивом и залпом выпил до дна, потом взял графин с водкой, вылил содержимое в кружку, там было примерно граммов двести, и большими глотками отправил туда же. У немки, глядя на всё на это, в беспредельном изумлении глаза просто выкатились из орбит. Такого она ещё не видела никогда. Она стояла в безмолвном оцепенении, открыв рот. А я отщипнул корочку от кусочка хлеба и начал жевать, глядя в окно. Её голос заставил меня повернуться:
    — Если у вас нет апитить ми может завернуть вам с собо-ой, — сказала она тихо.
    Я махнул рукой:
    — Нет, я посижу.
    — Ок, — ответила она, и ушла, сокрушённо качая головой.
    Нужно ли говорить, что в этот день я в банк не пошёл. Но и спиртное больше не употреблял. Я уехал домой и в перерывах между сном готовился к встрече с Ариной Бережной, вспоминая английские слова из школьной программы и записывая их русскими буквами на бумагу. Как мне не хотелось учить английский язык в школе и как я сейчас об этом пожалел.
    Перед Ариной я появился на следующий день к обеду. Она встретила меня удивлённой улыбкой. Я присел, достал документы и показал ей на дату, где она ошиблась, не переставая улыбаться, она покачала головой и быстро всё поправила.
    — Арина, ю кен хелп ми? — спросил я её.
    Она кивнула, и я начал говорить зачем-то опять сопровождая свою речь жестами, хотя это было лишнее, Арина хорошо понимала по-английски.
    — Естодей ай, — я похлопал себя по груди, — Гив мани ту ю касса, — последнее слово я сказал по-русски и, показав рукой в сторону платёжного зала, продолжил, — Бат ай доунт тэйк, — тут у меня произошла заминка, я не знал, как сказать по-английски слово «квитанция» и сказал его по-русски, — Квитанция. Чек. Ай доунт тэйк чек ин касса.
    К моей великой радости Арина меня поняла. Она, ни слово не говоря, опять покивала головой, встала и пошла в сторону платёжного зала. Вернулась она оттуда минут через пять-семь с моей квитанцией об оплате.
    — Арина, — сказал я, радостно принимая квитанцию из её рук, — Ай лав ю форева-форева.
    В ответ Арина рассмеялась в голос, показав свои хищные зубки. На нас тут же обернулись её сотрудницы. Арина смутилась, перестала улыбаться и с самым серьёзным видом, засунула документы в файлик и протянула мне.
    — Итс май сикрет, — сказал я, взяв одной рукой файлик, а другой зажав себе рот и, сделав испуганные глаза. В ответ Арина опять заулыбалась.
    — Гудбай, — сказал я и пошёл к выходу.
    — Goodbye, — ответила Арина.
   
    На этом историю можно было бы и закончить. Но три момента, которые я не могу не отметить.
    Первый. Берлинская стена, о которой столько говорили, и не только большевики, оказалась простым бетонным забором, какими у нас ограждают строительные площадки. Причём так же разрисованным, как эти заборы разрисованы у нас. Не скажи гид, что это остатки той стены, её не всю снесли, немного осталось, в жизни бы не подумал.
    Второй. На вопрос, как в шенгенской зоне определить границу между Чехией и Германией? Ответ простой — по туалетам. Едешь из Германии в Чехию и вдруг туалеты стали бесплатными, значит ты уже в Чехии.
    И третий. Я разобрался зачем в Германии четыре ведра под мусор. Мусор там, оказывается, сортируют. На четыре вида. Но самое интересное не это, а самое интересное то, что немцы, не знаю зачем, но закрывают мусорные баки на ключ. Я, конечно, поступил по-русски, поставил пакет с мусором возле бака и быстро смылся. Но зачем они закрывают мусорные баки на ключ, я не понимаю до сих пор.

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru