Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 145 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2017-05-11
редактор: Anastasia Sorce


""Мороз и солнце" или дедов день | Майорова-Лобашкова | Рассказы | Проза |
версия для печати


комментарии автора

""Мороз и солнце" или дедов день
Майорова-Лобашкова

Из цикла рассказов «Кожевня»
   
    Алечка! Девочка моя, подымайся! — раздаётся из соседней комнаты…
    А я то давно проснулась, только вставать совсем — совсем не хочется. Под одеялом тепло, уютно, ласково так… У меня каникулы… Самые волшебные, зимние, с ночевой на Кожевне у дедушки Кости и бабальки… «Хватит валяться», — солнышко давно зазывает выбежать на улицу. Вскакиваю, одеяло подлетает над головой. Наскоро одеваюсь и бегом к столу… Бабалька моих любимых наливышей напекла: сдоба внизу, а сверху сметанка с мукой и сахаром… Только что из печки, пальчики оближешь…
    — Айда, садись, Алечка! — дедушка душистый чай травяной разливает да топлёным молочком сдабривает…
    — Дедушка, сегодня по всем признакам твой день! — рапортую я…
    — Мой, Алечка, мой…
    Дед Костя у нас на войне контуженный… Может быть поэтому некоторые денёчки делятся на «его» и «не его»… Если небо затянуто серыми облаками и солнышко спряталось, дед смурной ходит… Всё не так да не эдак… Нам то ничего, а вот бабушке, конечно, достаётся. Только и слышится: «Поль! Туда! Поль! Сюда!» От окриков бабушка мечется из стороны в сторону, растеряется вся… Вот и посуда из рук летит на пол, ведро каким-то образом оказывается под ногами и вдруг опрокидывается с грохотом… Настоявшаяся вода растекается под валенки дедовы, а он их только тёпленькие с печки достал. Ах… Рассыпается ругань громкая… Но это когда только не дедов день… А сегодня…
    Небушко синее-синее, лучики шаловливые во все окошки заглядывают… Вдоль речки туман белый стоит… Морозец за тридцать… Сосны на «домашней» горке звенят, потрескивают… Дед смеётся…:
    — Мороз и солнце, день чудесный, Алечка!
    Дедов день — для всех праздник… На обед будут «фирменные» пельмешки от дедошефа… Есть их — одно дело, а наблюдать за процессом приготовления… вот в чём весь «смак»! Всё от начала и до конца дед Костя сам делает, никого не допускает. Как поэт стихи пишет, композитор музыку сочиняет, так дед пельмени готовит… Высокое искусство одним словом… Белоснежное вафельное полотенце через плечо перекинуто… Руки мыты-перемыты до розовости приятной… Мука горкой пушистой на фанерном листе. Яиц дед не жалеет, самые крупные выбирает… Где два надо, там все четыре: плюх — одно, плюх — второе, третье… Тесто жёлтое-жёлтое получается, живое …дед говорит… Большие сильные руки месят старательно, с каким-то необъяснимым наслаждением и любовью. Вся душа в этом тесте, вся доброта неземная… «От и до» колобушка получается…
    — Иди-ка сюда, Алечка! Пальчиком надави-ка! — просит дедушка.
    Надавливаю…
    — А ты, Аля, сильнее, сильнее дави!
    Вдавливаю палец в тесто, что есть силы, и — убираю…
    — Смотри, Алечка, как тесто вымешено. Ямка от твоего пальчика исчезает, разглаживается… Отлично значит… Эластичное тесто должно быть…
    Дед поглаживает колобушку рукой, и я провожу по гладкой чуть тёплой поверхности…
    — С любовью сделано! — довольно ухмыляется дед.
    Над фаршем он колдует особо: и лучок, и чесночок, и перчик в подсоленной ледяной водичке… И тысячу раз пробует и пробует, не торопится никуда… Наслаждается…
    — Всё, Алечка, через ручки добрые пройти должно, тогда настоящий вкус откроется… И от пельмешков удовольствие испытаешь…
    Вот уж и лепёшечки накатаны, ровненькие, потому что дедушка каждый катышек для лепёшечек через большой и указательный пальцы пропустил…
    Лишь только мне доверяет дедушка мясцо маленькой ложечкой раскладывать…
    — Запоминай, Алечка! Лепёшечку с фаршем в руке нежно держать надо, чтобы пухленький пельмешек был, сочный… Краешки плотно защипывай, гармошечкой собирай…
    Дед лепит краешки с придыханием:
    — Вот так! Вот как!
    Каждый пельмешек пухленький, жёлтенький, как цыплёнок только что вылупившийся, хоть на выставку!
    — Красота какая, Алечка! -дедушка ладонь с пельменем вытягивает, так и этак поворачивает… Любуется, радуется, как ребёнок маленький…
    Осторожно выкладываю ровными рядочками пельмешки на листик мучной…
    Отсчитывает дед их парочками… Совсем вроде медленно лепит, а листики один за другим быстро наполняются…
    — На морозец, в ларь, на часок-другой! А мы, Алечка, пойдём с тобой аппетит нагуливать, скотинушку к роднику сводим…
    Я уже вперёд бегу по коровьим ступенькам, конское ведро по снегу волоку…
    Родничок у нас за дальней сосенкой, в срубике. И ведёрко чистое под крышкой на гвоздике. Главное успеть ведро конское наполнить, да ещё чистое полное наизготове держать… Я всё успеваю и за сруб родниковый отхожу, потому что летит уже Буянка, бычок племенной… Вроде не очень большой и страшный, но коренастенький и сильный… Буянка добрый, но я его всё равно боюсь… Ему играться надо… Подденет своим толстым рогом, «мама не горюй» будет. Пройденный и мной, и дедом этап… Не успеешь скрыться вовремя и летишь, как мешок соломенный, в сугроб… И я, и дед уже не раз летали… Пока бычок полведра выпивает, я ему доливаю и доливаю… Он только морду свою рогатую вскинет, а я уже за срубиком… «Фиг тебе!»- думаю… Напьётся Буянка, уходит… За ним коровушки идут: Венерка, Февралька, Марта, Вишня, Ночка… Потом телята… За ними «бе-е-е» да «ме-е-е» козы с козлом Мишкой… Самые последние — лошадки, а Майка — впереди… Дедушка всегда лошадок после всех выпускает, потому что они в снегу купаться любят… Наваляются от души, вскакивают и как в судорогах отряхиваются. Только и слышится фы-р-р…, … фы-р-р-р… Больше всего люблю я наблюдать, как пьют лошадки… Они никуда не спешат, большими мягкими губами как бы воду сначала осторожно щупают. И что пьют, заметно по воде только, как убывает она… Спокойно так, умиротворённо… Потом стоят долго-долго… Шею вытягивают и ну давай мне свои зубы большие желтые показывать… Оскаливаются и длинным языком перебирают быстро — быстро… Все напились… Дед корма задаёт… А солнышко высоко-высоко.
    Бабалька, пока мы у родника с коровами, лошадьми да козами возимся, большую кастрюлю на плиту печки-голландки поставила. Водичка пузырится, закипает… И дед с вафельным полотенцем уже у плиты пританцовывает … Водичку посаливает и пробует, пробует… Улыбается, пельмешки один за другим в кастрюльку запускает: бульк, …бульк… В руке ложечка деревянная тоже деду в такт приплясывает, радуется… Проходит несколько минут и дедово «искусство высокое» приятно щекочет нос тонким мясным ароматом с едва уловимой чесночной ноткой… Голова кружится от этого запаха волшебного, слюнки текут…
    — Готово! — огромная фарфоровая супница с пельменями парит на столе.
    Бабалька ещё и сметанку припасла, и молочко холодненькое…
    Все садимся за стол счастли-и-вые… Сегодня праздник.! Дедов день!
    На всю жизнь ДЕДОВ!
    P.S. Много потом было в жизни моей пельменей, но таких, какие делал дедушка Костя, я больше не ела никогда!

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru