Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 28 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2017-02-24
Внимание, свободная публикация!


За гранью круга 5 | Владимир Д | Фантастика | Проза |
версия для печати


За гранью круга 5
Владимир Д

Не знаю, как вы, господа, а я очень устал за последнее время. Ну совершенно измотался! На работе задергали, дома с соседями отношения хуже некуда, а главное — из головы пришелец не выходит. Прямо-таки наваждение какое-то, словно сидит там, гад, физически. Только о нем и думаю. Уснуть не могу, закрою глаза, задремлю, а он является в каком-нибудь невнятно экзотическом или даже в бестелесном виде. Кошмар! Я даже снотворное принимать стал — не помогает.
    А тут, представьте себе, привиделся, да так явственно, что я до сих пор сомневаюсь, может, и не сон это был? Словом, явился и говорит:
   
     — Я сейчас в мнимом пространстве, и ты тоже. Да — да! Во сне всегда все происходит именно в таких пространствах. А так как я считал с тебя в прошлый раз нужную информацию, то и переместился точно в твое мнимое — это крайне сложно, настройка длительная, зато энергетически выгодно, и не мешаю никому. Кстати, через эти пространства и тебя к нам сравнительно легко перебросить можно было бы, но тут не я решаю. У нас, знаешь, бюрократии гораздо больше, чем у вас — следствие прогресса, будь он неладен.
    Собственно, вот что от тебя нужно: помочь в одном интересном эксперименте и, надеюсь, не задаром. Шеф мой решил проверить, проявится ли мгновенное дальнодействие — квантовая спутанность, если объекты разнести в разные вселенные да еще и разного порядка?
   
     — А сами вы разве не справитесь? — насторожился я. С инопланетянами, знаете ли, и во сне необходимо держать ухо востро.
   
     — В принципе, наверное, можно, однако шеф перестраховаться хочет. Мы же без маячков во вселенных не путешествуем. Они, естественно, содержат материю нашего порядка, и экранировать ее полностью нельзя, иначе не найдут. Вот она в сверхмалых количествах частично и преобразовывается, отсюда свечение и другие излучения. Детали тебе знать ни к чему.
    Шеф боится, что это смажет результаты измерений, а главное — вызовет критику оппонентов. Мнение академиков выше истины!
   
    Визави тяжело вздохнул.
   
     — Хотя звание и девальвировалось и даже будет отменено, все же жаль, что я не академик… Да ты не волнуйся, дело пустяковое. Если подтвердится, считай, Нобелевская твоя. Я тебе все расчеты передам и результаты экспериментов. Нам-то ваша премия ни к чему. У нас своя есть, и гораздо престижнее, еще бы — у нас же измерений больше. Ну, не волнуйся ты так! Представляешь, спишь себе, а дела идут, открытия делаются. Класс!
   
     — Представляю, еще как представляю. Приду, брякну писанину на стол: восхищайтесь, это мне приснилось. Класс! Точно дадут и еще добавят.
   
    Пришелец тупо выпятил глаза.
   
     — Это ирония? Я не всегда понимаю земную логику. Менделееву, вон, приснилась таблица, так все довольны. Гениально! Правда, Нобелевскую получить не успел, но ты успеешь. Нильс Бор получил — ему планетарная модель атома приснилась, и Кекуле строение бензола во сне увидел. Да мало ли вещих снов? Вот что значит трехмерное пространство — широты взглядов не хватает. Что поделаешь — бытие определяет сознание.
   
    Визави еще раз тяжело вдохнул.
   
     — Однако к делу. Основная сложность здесь — в надежном экранировании, ведь квантово связанные объекты будут пяти-с-половиной-мерные, и в вашем пространстве они преобразуются. Иными словами, супермини Большой взрыв будет. Так что преобразование надо исключить полностью, а это без громоздкой аппаратуры не сделаешь. Это тебе не маячок простенький.
   
     — Постой, постой, что же ты хочешь в моей квартире ядерную, или как там ее назвать, бомбу разместить? А еще и проверить, не взорвется ли? Нет, это уже слишком!
   
    Я проснулся в холодном поту. Сердце бешено колотилось, голова раскалывалась, хотя, может, и не спал. Мысли путались. Посмотрел на часы — уже вечер, пора на работу, будь она неладна. Умылся ледяной водой, на всякий случай выпил успокоительного и побрел в обсерваторию.
    Вот скажите, что может быть безалабернее обсерватории в черте города? Правда, обсерватория потом городком обросла, и все же… Я так зациклился на этой никчемной мысли, что на переходе столкнулся с какой-то женщиной, оказалось, с соседкой из боковой квартиры.
   
     — Совсем очумел, наркоман! — завопила она фальцетом.
   
    Вечер явно не задался! У входа в аппаратный зал меня остановил шеф и сказал, что срочно нужно подготовить иллюстративный материал для его доклада: крайне важно показать новые данные, произвести хорошее впечатление, так как от этого зависит финансирование и прочее, прочее.
    Мне бы его заботы. Хорошее впечатление ему подавай, иллюстрации, барин. Однако делать нечего, взялся сортировать материал, но и тут не повезло: компьютер завис. Попытки оживить его не увенчались успехом. Не везет так не везет! Я вызвал нашего полуэлектронщика — полупрограммиста, поставил чайник, забился в уголочке в продавленное кресло и стал ждать окончания настройки. И не заметил, как задремал — видимо слишком много успокоительного принял. И сейчас же в какой-то пелене привиделся пришелец. Он словно парил в серой мерцающей дымке. Четко описать его не могу, все было размыто и размазано. Я пребывал в полузабытье.
   
     — Снотворным балуешься, в прятки играешь, — голос инопланетянина словно пробивался через вату. — Не надо со мной в прятки играть, я все же не мальчик, правда, и не девочка, и вообще не ваш homo sapiens. Впрочем, давай о главном: не хочет шеф, чтобы ты Нобелевскую получил. Ревнует, говорит, будет вполне достаточно, если мы его в описании методики эксперимента упомянем, как о необходимом элементе, а то еще сворует мою идею: перенести принцип квантовой спутанности на экономику. Спутанная экономика, говорит, моя идея. Только такая экономика способна реально продлить процветание.
   
     — Как это? — я попытался усилием мысли отогнать сон и включить логику.
   
     — А-а-а-й! Тут много нового не выдумаешь. Все тоже самое, только связь “товар — деньги — товар” нужно сделать мгновенно действующей.
   
    Видение — пришелец еще что-то произносил, однако слова тонули в каком-то бульканье, сам он окончательно потерял форму, словно растворился, но тут же возник вновь.
   
     — Эх, что за жизнь? Скорее бы реинкарнация. Пожить по-человечески. Надоело все! — произнес он глухим басом и опять исчез.
   
    И в это время раздался сильный хлопок, разбудивший меня. Правда, в первое мгновение подумалось, что я все еще сплю, но вид дымящегося чайника и соответствующие случившемуся технические термины программиста напрочь отмели эту, в общем-то, не самую плохую мысль.
   
     — Что тут у вас происходит? — слова взявшегося ниоткуда начальника окончательно вернули меня к действительности.
   
     — Это вы так материал подбираете? — глаза его налились кровью.
   
     — Да мы тут ремонтом занимаемся… компьютер завис… слегка, — промямлил я, выбираясь из кресла.
   
     — Я вижу, что у вас зависло!
   
    Шеф ухватился было за ручку злополучного чайника, но тут же отдернул пальцы — его, видимо, ударило током. Он пискляво выкрикнул какое-то короткое слово, которое я, к сожалению, не разобрал, но тут же взял себя в руки. Лицо заведующего сделалось серым, а глаза еще свирепее.
   
   
     — Зайдите-ка в мой кабинет, — теперь в голосе явно чувствовался металл, весьма твердый металл.
   
    До кабинета было рукой подать, но метры показались километрами. Вот оно — проявление относительности! Настроение окончательно испортилось, отчего в голову полезли философские мысли. Почему это пришелец так торопится, так жаждет реинкарнироваться в меня? Плохо все-таки он разбирается в нашем бытие… Надоело все!
    Разговор с начальством был малоинтересным и еще менее приятным, представить это может каждый, так что пересказывать его не стоит.
    Дальше была рутина: компьютер исправили, и остаток рабочей смены прошел штатно, в обычной суете.
    Добравшись, наконец, до дома я, даже не переодевшись, плюхнулся на злополучный диван и сразу уснул. Ну и, конечно, сейчас же явился мой визави.
   
     — Привет! — заявил он несколько развязано.
   
    Мне показалось, что он слегка подшофе. Впрочем, мало ли что может показаться во сне, тем более, что детально его не запомнил. Между тем пришелец восторженно продолжил:
   
     — Надеюсь, ты решился совершить трудовой подвиг? Эксперимент века ждет своих гениальных вершителей! Доставим аппаратуру — и в бой! Мы специально ее под тебя адаптировали. Труба зовет! Смелее, смелее, во сне все можно, здесь, главное, сохранять выдержку, хладнокровие. Спи спокойно, друг, — тебя ждут великие дела, проснешься знаменитым физиком — экспериментатором!
   
    Я совершенно опешил от такого неприкрытого, наглого натиска.
   
     — Позвольте, позвольте, эксперименты во сне — это глупости. Эксперименты можно проводить только в реальности … и не на моем диване.
   
    В ответ визави расплылся в широчайшей улыбке.
   
     — Дорогой мой, все, что происходит во вселенной — это и есть реальность. Что-либо нереальное — это пустое, а природа не терпит пустоты. Сны — такая же реальность, как и все вокруг нас. Я же говорю: во сне ты находишься частично в другом пространстве, в другом измерении.
   
     — То есть, как это частично?
   
     — Да не волнуйся ты так, батенька. Одновременно находиться в нескольких измерениях — не проблема. К примеру, двумерное пространство одновременно является гранью трехмерного. Ведь точка — квант пространства — на грани куба принадлежит и плоскости и объемной фигуре, и не будем с этим спорить. Также связаны трехмерное пространство с четырехмерным и т.д. и т. п. Так что быть одновременно в мнимом пространстве и трехмерном вполне естественно, тем более что времени и вовсе не существует. Ха — ха — ха — а -а — а! Выпей коньячку — почувствуешь!
   
    Кстати, о квантовой спутанности и времени, — собеседник скорчил нарочито серьезную рожу, — взаимодействие всегда происходит по кратчайшему пути по линии наименьшего сопротивления, то есть там, где скорость взаимодействия выше.
    Я, помнится, уже говорил, что чем выше порядок пространства, тем выше эта скорость. А так как спутанные объекты одновременно находятся в нескольких измерениях, то и взаимодействие осуществляется через пространство более высокого порядка. Правда, чем выше порядок пространства, тем на меньшее расстояние распространяется это взаимодействие — так сказать, происходит его вырождение. Вырождаются пространства высшего порядка — это я, батенька, по себе чувствую!
    Ваша-то вселенная, как ты знаешь, имеет наименее возможное для материальных объектов число измерений, так что превысить вашу скорость света для квантовоспутанных объектов — все ровно, что два…э-э-э …пардон, легко.
    Вот тебе и объяснение, почему во сне время летит гораздо быстрее. Во сне проходят дни или даже года, наяву — минуты, часы. Все есть явь и все есть сон, все относительно, все, куда не плюнь, относительно. Ха — ха — ха — а -а — а!
   
    Пришелец явно входил в раж. Он, широко расставив руки, воспарил под потолок и еще громче захохотал жутким, леденящим кровь басом. В это мгновение он напоминал Мефистофеля из фильма ужасов. Затем резко подлетел ко мне прямо к уху и, сложив руки рупором, протрубил сигнал “побудка”.
    Я мигом вскочил с дивана; по лицу струился холодный пот. Довел все-таки до кошмаров, гад. Вот только попадись мне еще раз — врежу.
   
     — Ей богу, врежу! — неожиданно для себя заорал я на весь дом.
   
    И сейчас же из боковой квартиры послышался стук в стену.
    Ну что за жизнь?! Пожить бы по-человечески. Однако хватит ныть, нужно взять себя в руки и попытаться успокоиться. И “врезать”, пожалуй, тоже никому не стоит. Ха! Врезать во сне. Смешно! Виртуально врезать виртуальному противнику? Мне вдруг действительно стало смешно, и я разразился громким хохотом. В стену в туже секунду снова заколотила соседка. Ну чем не квантовая спутанность на бытовом уровне?
    И все же непременно надо выспаться, хорошо выспаться. Шеф с микрошефом очень надеются на солидное финансирование, так что придется работать в поте лица своего. Я быстро принял горячий душ и улегся в свежую постель, но сон никак не шел. И чем дольше ворочался с боку на бок, тем все больше злился на себя и, главное, на этого поганца из «ХИ-мерного» пространства. Вот скажите, почему это, когда надо спать, то не спится, а когда нужно вставать, жутко клонит ко сну? Это, между прочим, основной вопрос ночной философии.
    Сон, в конце концов, пришел, но тревожный и неглубокий, а вместе с ним явился и пришелец — тот самый первый старикашка (или почти тот самый). Я хотел было высказать все, что о нем думаю, но визави опередил меня. Он сразу кинулся меня обнимать.
   
     — Как я рад, как я рад снова тебя видеть, ты даже не представляешь. Мы там все заждались. Я чуть с ума не сошел, все места себе не находил, так и метался от одного пятимерного угла до другого с половинкой. Рад, очень рад! У нас там такие перемены! — старичок смахнул слезу. — Тему закрывают, говорят, кризис, а вы тут примитивными исследованиями примитивной вселенной занимаетесь. Толку, говорят, от вас ноль. Ужас! Если отчет не сдадим в срок, то разгонят на все «ХИ — мерные» стороны.
    Как жить? Как жить и, главное, на что? Давай выручай, дорогой, своего духовного прародителя.
   
    Хотя я и ожидал натиска, но к такому готов явно не был. Слезы старика меня обезоружили. Между тем, он, улыбаясь и одновременно утирая сопли, продолжал:
   
     — Такая глупость приключилась, кому ни скажи — никто не поверит, засмеют, а для нас трагедия, катастрофа! Только ты можешь помочь, только ты.
   
     — Да что случилось-то? — выпутываясь из объятий, прервал я пустые причитания.
   
     — Как что? Все материалы по экономике, что ты передал нам, безвозвратно утеряны. Вся работа, все старания псу под хвост. Сейчас все объясню. У тебя есть что выпить?
   
    Последнюю фразу старикашка произнес ледяным тоном.
   
     — А в прочем… Шеф торопит: бросайте, говорит, все ресурсы на эксперимент, а у нас ресурсов кот наплакал. Сам понимаешь — кризис. Ну вот все компьютеры со всеми причиндалами и пришлось задействовать. Не успели толком все отладить, а начальник уже в самых верхах растрезвонил, мол, гениальную вещь придумали, открытие, только мы способны спасти цивилизацию и прочее. Даже для вселенной третьего порядка с растущей энтропией наши идеи годятся — универсализм!
    Вот высокая комиссия и нагрянула. Мы, как всегда, больше картинки показываем да языками метем, все вроде нормально идет, уже заканчивать стали, а тут один молодой да ранний и говорит:
   
     — Включите, наконец, на полную. Мы хотим и скачок увидеть, и материалы по экзотической вселенной, думаю, тоже всем будут интересны.
   
    У нас, чтоб ты знал, компьютеры на принципе квантовой спутанности работают. Короче, скакнуло незнамо куда, словом, все накрылось вашим медным тазом! Мы, конечно, на “эффект присутствия” попытались списать, однако нам краткий срок дали для исправления и полный отчет по вашей вселенной потребовали. Говорят, хотим конкретно знать, на что столько энергии ухлопали.
    Выручай, вставь, ради бога, флешку в комп, я материал быстренько считаю — и домой.
   
    Пришелец так умоляюще посмотрел на меня, что какие-либо остатки мыслей о возмездии полностью улетучились.
   
     — Это, между прочим, последняя просьба, больше не встретимся. Вот ты, думаешь, почему я старичком — первой версией — явился, да еще в мнимом пространстве? Финансирования нет и не будет, я вероятность рассчитал — труба дело!
   
    И старичок снова кинулся меня обнимать и слюнявить.
    Я проснулся совершенно разбитым. От таких сновидений, знаете ли, недолго и в психушку попасть; одна надежда, что пришелец сдержит слово.
    Вставать не хотелось, и все же… Выспался — не выспался, а на работу идти надо, тем более начальство просило прийти пораньше. Быстренько собрался, перекусил, конечно, выполнил просьбу визави и помчался в обсерваторию. Однако зря торопился — шеф появился гораздо позже. Настроение у него было на редкость приподнятое.
   
     — Зайдите-ка в мой кабинет, — произнес он загадочно улыбаясь.
   
    Войдя в кабинет, шеф любезно указал на стул, затем запер дверь на ключ, чего раньше никогда не случалось.
   
     — Вы, разумеется, помните свой доклад и соответствующую нашу статью “К вопросу о расчетах магнитных полей протуберанцев”. Вы в ней еще предлагали использовать данный подход и для уточнения взаимодействий в двойной W Большой Медведицы.
   
     — Конечно, конечно! Вы сделали справедливое замечание по этому поводу: “Говорите только о Солнце, не стоит касаться других звезд”. Правда, я тогда несколько увлекся деталями доклада и в волнении упустил ваши слова.
   
     — Ну что вы! Я имел ввиду, что не стоит растекаться мыслю по древу — это не дает слушателям как следует сосредоточиться. Больше конкретики, фактов, расчетов, наблюдений, мой друг. Я только “за”! Тема интересная, актуальная, требует большой отдачи сил, времени. Сконцентрируйтесь на ней. Я даже полагаю, что именно она ляжет в основу вашей будущей диссертации. Конечно, пока еще у вас очень сыро и поверхностно, не отчаивайтесь, я вам помогу. Долг руководителя — помогать коллегам! Мы с вами еще и не такое сделаем. Впереди открытия!
   
    Шеф явно пребывал в полной эйфории, у меня же, напротив, настроение еще больше упало. Начальство этого не заметило.
   
     — Я тут был у руководства, и мне передали замечательное послание от французов. Они весьма высоко оценили нашу с вами статью и предлагают совместную работу по W. В верхах поддерживают идею и готовы частично финансировать проект. На днях еду в Мёдон!
   
    Шеф еще что-то говорил в том же духе, но я его почти не слушал, вспомнился старичок — мой визави из «ХИ — мерного», и мне стало его бесконечно жаль.
   
     — Что это вы загрустили, мой друг? Выше голову! Не будем вспоминать прошлые трения, нас с вами ждут великие дела! Смелее в бой! Труба зовет!
   
     — А под трубой вы телескоп имеете ввиду?
   
    Шеф расхохотался, затем заговорщицки подмигнул и достал из ящика стола бутылку «Реми Мартин» и две малюсенькие рюмочки.
   
     — Благодарю вас, но с некоторых пор спиртное не употребляю. Я с вашего позволения к трубе пойду, — и, не дожидаясь ответа, я вышел из кабинета.

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru