Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 1027 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2009-02-20
редактор: Алекс Бамбино


ТАМ, ГДЕ НЕ ВЫЖИЛИ ЖИВЫЕ | Каштан | Очерки | Проза |
версия для печати


ТАМ, ГДЕ НЕ ВЫЖИЛИ ЖИВЫЕ
Каштан

Я не помню? с чего все началось…
   
    С букваря, как говорится в стишке моего детства? Со страшной находки — могилы какого-то финского солдата? С пулеметной ленты в лесу? С рассказов деда? Не знаю... И, наверное, к счастью или сожалению, никогда не узнаю. Память постепенно стирает из головы такие подробности, им не место в моей голове. Память только оставляет раны в душе. Да. Раны. Всегда раны. Раны болят. Или ноют. А вспоминая прошлое, у меня всегда в душе боль. Чаще всего от прошедшего, прошлого счастья. Стоп, о чем я? Ах… Так с чего все началось? Я уже ответил: не знаю. Я помню отрывки фраз, обрывки слов, остатки предложений… Меня с головы до ног набивали эти фразы, слова и предложения, а потом, со временем, они исчезали, оставляя пятна. И эти пятна неподвластны времени. Пятна эти очень жирные. Они способны править мной. И… они правят. Они сформировали меня, они вырастили мое тело и они навсегда взяли мою душу. Они сделали меня инвалидом… Ибо я неполноценен теперь, с этими пятнами… Их нет не у кого, почти не у кого… Откуда они у меня? Почему у меня? Я уже ответил. Не помню. Не знаю…
   
    *****
     
    Мне 6 лет. Я счастлив. Я вижу бабушкино лицо и дедушкин силуэт… Но я не помню его лица. Прическу — помню, но лица — нет. Забавно… И вот, вот они эти обрывки, остатки… Вот они вливаются в меня, они меня пожирают изнутри… Мне 6 лет. И я слышу, как бабушка говорит: «А ведь Сашку с Сережкой не вернуть…». Почему я запомнил эту фразу? Ответ я дал выше.
   
     Мне 33… Я Христос? Отнюдь. Это всего лишь этап. 27 лет я впитывал. 27 лет меня пожирали. И вот я готов. Ничего лишнего, только информация, только ненависть, только горечь.
   
     Я успешен. У меня есть огромный боезапас для того, чтобы вступить в бой с историей. Чтобы победить ее. Чтобы высосать из нее все, что мне нужно. Чтобы ее превзойти. И после всего также чтить. И ненавидеть. А может любить? Нет. Помнить и ненавидеть. Что дальше? А дальше посмотрим туда, где не выжили живые. Туда, где хорошо мертвым. Ненадолго, не бойтесь.
   
    *****
     
    У меня не осталось в памяти ничего, кроме сухой и скудной информации: Ненашев Александр Никифорович… Это брат деда. Он его старше. Но он не старший. Старший другой. И речь не о нем. Пока. Придет время. Наверное. Дед 1920 г.р. А он, Сашка, как назвала его бабушка, 1918 г.
   
    Читаю казённые строчки и паскудные цифры в документах 1942 года…
   
    Ненашев Александр Никифорович.
    Место рождения: Куйбышевская (Самарская) обл., Богатовский р-н, село Тростянка.
    Красноармеец стрелок. Рядовой 19 сп, 90 СД (55-ая Армия Ленинградского фронта). Призван Бузулукским РВК Чкаловской обл.
    Погиб 11.07.42 г.
    Формулировка: Убит в бою в р-не д. Путролово (Слуцкого р-на) Ленобласти.
   
    Сколько таких? Миллион? Два? Нет, больше. Намного. Кого трогают эти цифры? Да никого. Почти. Кроме меня. Я же говорил, я инвалид, я неполноценен. Меня запрограммировали. Я должен это помнить. Я не умею по-другому. И не хочу.
   
    Господи, сколько же цифр… Сколько же армий, сколько же судеб. Господи… Я не разберусь, я утону в этом! Нет, говорит внутри меня холодный и не знающий сомнений голос, не утонешь. И я верю ему…
   
    Вот с захоронением не совсем понятно. В «документах о безвозвратных потерях» указано так: «Труп оставлен в траншее противника в сфере ружейно-пулеметного огня противника». (Некоторые из этого же списка «о безвозвратных потерях» похоронены: «на кладбище зап. окр. г. Колпино Ленобласти»).
   
    Читаю «Порядок погребения погибших в боях»: «сбор трупов военнослужащих, погибших в боях, производится на фронте ВНЕ сферы ружейно-пулеметного огня противника». Далее что-то о некой трупной команде, на которой лежит ответственность за сбор, регистрацию и доставку трупов. Трупов. А не тел… Ну, это ладно.
   
    И еще Сергей. Это который самый старший. Я не буду о нем. Но, поймите, нежелание не значит бездействие. Просто он совсем большой. Был. Ему было аж 35. Он старше меня нынешнего! Господи, опять цифры. Погиб 10 мая 1943 года. 10-го. А не 9-го. Он же был старше, а значит умнее. Зачем умирать 9-го? 9-го праздник. А в праздник всегда хорошо. Плохо после праздника. Тоже всегда. Вот после праздника, когда плохо, под шумок он и решил помереть. Хотя, я уверен, что это не он. Это за него решили…
   
    *****
   
    И? Что мы имеем? Боже… Это заняло целых 2 дня! 2 дня я искал то, что уложилось в нескольких строчках! Боже! А сколько же строчек надо будет, чтобы уложить могилу? А две? А неизвестную могилу? Ведь если она неизвестна, то значит не может быть известно и количество строк… Могила и строки? Ай, вам не понять. Вы — другие.
   
    Я остановился на время. Переварить. Слишком, слишком много информации… Моя голова не вмещает столько. Она не может правильно обработать такое количество информации. Надо ждать. Ненужное уйдет. И оставит пятна. Да, пятна, которые так похожи на те, что были раньше. Пятна, которые не возвращают назад. Пятна… В душе…
   
    В душе уже темно, а перед глазами 55-я Армия… Что это? Сколько это? С содроганием и упокоением я вижу, что 90 СД в составе 55-й армии воевала в деревне Путролово. 90 СД была включена в 55 армию и сдерживала врага на Слуцко-Колпинском направлении в районе Ям-Ижоры, выполняя приказ «Ни шагу назад!». 90 СД окончательно остановила врага на линии Пушкин-Александровская... «Остановила», «Приказ 227 «Ни шагу назад!»…
   
    Бумаги, строчки, буквы, цифры… Как бесконечные пулемётные ленты, заряженные патронами информации…
   
    О! Вот он! Он тут! Фу! Слава богу, не Власов… Я почему очень боялся. Очень… Нет, комдив не Власов. Хорошо… Что хорошо? Что погиб? У меня в глазах кровь! В ушах вой и автоматные очереди. В душе отчаяние и гордость. За смерть.
   
    Вот, вот. Это же тут… А дед говорил, что они встречались. Здесь. В блокадном Ленинграде… Пили может? Вряд ли. Вспомнили дом в деревне? Не знаю. Думали о смерти? Нет, они о ней не думали, я уверен. И ещё дед говорил, что Сашка воевал на Синявинских высотах… Или болотах? Там и высоты и болота. Бред!.. А как они встретились? Не надо шутить, мол, созвонились… Я таких шуток не понимаю. Вы еще скажите, что смс-ками перебрасывались. Один из окопа, а другой из кубрика… Хотя, почему из кубрика? Корабли-то стояли. И дед был временно списан на берег. Драться. Его для этого даже переименовали. Из моряка в морпеха. И потом даже наградили. Значит, не зря переименовывали. Так вот где они встретились. Но — как? Случай? Нелепое совпадение маршрутов? Это никто не объяснит, такие вещи нужно не объяснять, их надо понимать. Что — де-факто бывает так. Люди в многомиллионном городе сталкиваются носами, лоб в лоб. С точки зрения математики это почти невозможно. А значит жизнь выше и сильнее математики и цифр. Боже, опять эти цифры. Да тьфу на них!.. Синявинские… От слова «синие»? А там же было пекло. Месиво! А месиво красное всегда. Да, 90 СД там воевала…
   
    Пятьдесят пятая армия, сформирована в конце августа 1941 на Ленинградском фронте. Первоначально в неё входили 70-я, 90-я, 168-я, 237-я стрелковые дивизии, 1-я и 4-я дивизии народного ополчения, 2-й стрелковый полк, Слуцко-Колпинский УР, ряд танковых, артиллерийских и других отдельных частей. Армия обороняла южные подступы к Ленинграду. В ходе многодневных боёв её соединения и части остановили наступление врага на рубеже Верхнее Кузьмино, Большое Кузьмино, Путролово, Новая. С октября 1941 по февраль 1943 армия провела ряд частных наступательных операций в целях улучшения своего оперативного положения и сковывания сил противника, а также участвовала в Синявинских операциях 1941 и 1942. В последующем до декабря 1943 вела бои на достигнутых рубежах. В конце декабря 1943 была объединена с 67-й армией. Штаб армии дислоцировался в селе Рыбацкое (ныне Рыбацкий проспект, 18, школа № 333).
     
    Никогда бы не подумал, что я буду так внимательно, с таким азартом читать цифры!
     
    А как он выглядел?.. Наверное, был похож на деда... Он же тоже дед. Значит похож. Но он старше деда. Хотя, он же молодой. Я вот старею, а он нет. Опять таки забавно… Некий способ вечной молодости.
   
    А как его убили?.. Я в 6 лет был уверен, что убить можно только в сердце или висок. Помню, как перед сном я думал. Долго. Сашу убили в висок, а Сергея в сердце. Или наоборот. Или обоих в висок? Я не мог решить тогда это уравнение. Одно уравнение и два неизвестных. Плавающая постоянная… Динамическое решение… Как все было просто. Убить только в сердце или висок! Ведь будь так, было бы страшно! Или?.. Не мог заснуть… Мальчик в 6 лет не может заснуть? Лежит, ворочается и думает…
   
    Хех… У вас остались сомнения в том, что я нездоров? Я нездоров. Я не вылечился. Болезнь прогрессирует. Она съела меня… А бывает еще я напиваюсь. Вусмерть. Напиваюсь и злюсь. Плачу. Смеюсь. Как человек, как нормальный человек. Алкоголь стирает границы. Он поднимает нас. Нас? Да нет, скорее вас. Вас он поднимает, а меня он зарывает. Глубже с каждой дозой. Ведь я другой, вы не забыли? Я пьяный, я по-доброму злой и по-злому добрый. У меня нет решений, но есть желание. Есть мысль, но нет ее подоплеки. Все это ниоткуда. Или оттуда? Из детства?
     
    А люди… Они же такие же. Как 2 года назад. И как три. Или? Да нет, такие же… Девки точно такие же. Чем девка страшнее, тем короче на ней юбка… Как банально — не мытьем, так катанием! Ха-ха-ха! Но ведь это метод. А у этого вот мужика, наверное, отец или дед воевали. А зачем тогда, если воевали, на нем такая нелепая шляпа? Зачем у него такая забитая улыбка на таком безобразно-убогом лице? Такой бы не смог воевать! Он слаб и недостоин! Недостоин умереть! А Сашка оказался достоин. А дед? Дед тоже достоин, но он не погиб. Он умер... Достойны все, кроме этого убогого… А зачем он тогда живет? Хотя… Вон еще женщина в очках. Очень деловая, с папкой. И в очках. Но с папкой… Тьфу, что я заладил? У нее в глазах пустота и одиночество. Тогда зачем она деловая? Для кого? Интересно, а какая у нее грудь? Под шубой не видно, а жаль. Наверное, страшная, иначе зачем красивую скрывать под шубой? Вон та, ужасная бабища не скрывает. Лицо не скроешь. А грудь? Интересно, а что у нее играет в плеере? У меня вот играет песня «Матушка, не плачь о сыне». У нее вряд ли. Скорее всего ничего не играет. Она просто так в плеере. А этот? Кто у него погиб? И погиб ли? Зачем ему такие штаны? Он в таких штанах. А гибнут точно в других штанах, не в таких. Это закон что ли. Или даже нет, это — забвение. А у меня какие штаны?..
     
    Александр Никифорович… Сейчас нет таких отчеств. Нет. Спорите? Да спросите вон у того, который курит! Его, думаете, зовут Никифор? А Никифор курил? Вроде нет. А Александр? Не знаю. Наверное. Все курили.
     
    Александр. Его труп во вражеской траншее. Он шел в атаку? Он шел в рукопашную? Определенно, одно из двух. Иначе бы он был в своей траншее. И его не надо было бы искать. Его бы похоронили. Закопали бы и надпись написали. А он пошел зачем-то. Ах, да, 227-ой приказ... Или он сам пошел? А другие? Почему еще 17 человек в траншее врага? А два — нет. Два человека нет! И их закопали! Руки человечьи их закопали. Но почему они тут, а те — там?! Чем они лучше? Или они до двухсот двадцати семи не умели считать?
     
    Господи. Санитарное захоронение. Как собаки. Как дохлые собаки. Или они собаки? Ведь Александр погиб за мать, отца и своё село Тростянку. И за деда моего и своего брата тоже. Хотя я уверен, что дед его об этом совершенно не просил… Но ведь он старше. А потому лучше знает что делать. Да, так и есть.
   
    Интересно, а невеста у него была? Или, баба? Просто баба… Не знаю.
   
    23 июля 1942 г. части 55-й армии: 268-я стрелковая дивизия, 84-й батальон 220-й танковой бригады, 72-й ОПАБ — в ходе операции «Ям-Ижора — Путролово» стремительным ударом разгромили укрепления гитлеровских войск и захватили деревню Путролово и участок Московского шоссе на левом берегу Ижоры. 8 августа была освобождена Ям-Ижора.
   
    Он не дожил менее месяца. А что такое на войне месяц? А день? А минута? Он прошел больше года самого страшного периода войны. А тут какой-то месяц! Смешно! Месяц за год! Зуб за зуб! Смерть за жизнь!
   
    Боже, с ним рядом упал Зехцер Исаак Ильич… Смешно, правда? Небось, связался с евреем и вот на тебе! Или... Тут же в траншее врага и командир. Лейтеха. 28 лет. Армянин. Армяне хорошие. А евреи плохие?.. Может этот армянин Багром кричал и ругался и говорил идти за ним туда? Ну, чтобы быть потом неизвестными… Армяне люди пафосные… Чем неизвестнее — тем пафоснее. А еврей Исаак отговаривал?… Все остальные русские. И они там же. Ну, это логично. Русские все время там, где плохо. Во всем виноваты евреи и коммунисты! А тогда, 11 июля было и то и другое! 11 июля? А дед умер 14-го июля. Значит в один день… И не надо на меня искоса поглядывать. Не надо начинать думать… Душенька три дня находится в теле, которого уже нет. А значит до 14 июля она находилась там. Душенька Александра в теле бывшего Александра. Вот только через 41 год после. Сорок один? В сорок первом война началась! А если бывшего тела Александра вообще нет? Вдруг душа на 3 дня осталась бездомная?! Ведь так бывает. И что тогда? Он, наверное, тогда спросил у Бога — почему ты отнял у меня последнее пристанище? А что ему ответит Бог? Опять будет молчать! Он все время молчит!
   
    Александру было 24. А деду 63. Разница 39. В 39-ом — всеобщая мобилизация! И Александр под нее попал? Или его забрали в армию раньше?.. Нет, наверняка в 39-ом. Ведь 63 минус 24 будет 39! И никак иначе! Это вон у того еврея Зехцера может быть иначе. А у Александра не может так быть!
   
    В 1939 г. был принят новый закон “О всеобщей воинской обязанности”, по которому защита СССР с оружием в руках стала правом и обязанностью не только трудящихся, а всех мужчин без различия национальности, вероисповедания, образования, социального происхождения и положения. Срок службы был увеличен до 3 лет в сухопутных частях и до 5 лет во флоте. С января 1939 г. был введен новый текст присяги, теперь она принималась не коллективно, а индивидуально, с собственноручной подписью военнослужащего. Для чего это? Чтобы умирать не скопом, а индивидуально? Нет, скорее, чтобы отвечать за свою смерть индивидуально. Так ведь проще. Помер и сам виноват.
   
    А сколько Сашка убил? И убил ли? А дед? Дед много убил. А Сашка старше, значит должен был убить больше. Но времени-то у него было меньше, ведь он погиб, а дед ещё воевал и воевал. Интересно, опять цифры… Вроде какой то идиот создал теорию цифр… что они святые. И почти религия… Не-е-ет, цифровая нынче связь, сигналы, еще там что-то… А религия, как в старину, аналоговая!
   
    Религия… Бог… А что Бог? Бог, наверное, тогда на 4 года изменил свои законы… Наверное ад был переполнен, а в раю был бы недобор… Как сейчас в армии. А тогда? Тогда в армии был перебор, как в аду. То есть сейчас армия рай? А бог? А что он? Он что-то сделал? Или наплевал на все, ибо он высокомерен и он бог? На этот вопрос не ответит никто, даже я сам, не говоря уже о самом Боге…
     
    Страшно. Страшно листать страницы и видеть могилы. Могилы с фамилиями. Но не с теми. Зачем они тогда? Пусть лучше все будут без фамилий! Или, все с фамилиями! Иначе, несправедливо… Ведь я прав? Почему у одних есть фамилия… Была и есть. А у других ее отняли. Некрасиво это. Неправильно это. Даже, наверное, Бог согласится. Хотя и молчит.
   
    А может все-таки Путилово? Название хорошее. И могила там уже есть. Аж две могилы. И без фамилии, но я уже возмущался по этому поводу и остался непонят… Ну и что? Мало ли могил, ведь он не может быть в каждой! А может он в той, где удобнее нам? Он же думал о нас, о будущих! Нельзя было умирать бездумно, некрасиво это опять же… Эгоистично это! Совершенно неправильно! Как и то, что это на 100 % не Путилово бывшего Мгинского района, которое находилось в тылу 8-й Армии и стоит сейчас почти на федеральной трассе М-18 (на «мурманке») южнее Ладоги. 90-я СД на 11.07.42 г. входила в состав 55-й Армии ЛенФронта, которая занимала оборону в районе Колпино-Пушкин. Почитайте, да, да, почитайте. Страшнее Колпино, наверное, за всю войну не было! Даже пресловутый Сталинград нервно курит! Верьте мне! Путролово находится между Ям-Ижорой и Колпино. Опять все точно. Значит не Путилово, где уже есть могила. А Путролово. Там тоже есть.
   
    Я нашел!!! Я и есть Бог? Или я благодарный, но больной потомок? С пятнами, с теми, о которых уже не раз упомянул. Или я бог с пятнами?
   
    Забавная штука жизнь. Человек убивает миллионы других, а потом еще вдобавок откапывает уже мертвых за тем, чтобы куда-то их деть… Ну, в смысле чтобы эти мертвые не лежали там, где умерли. Для чего? Я не могу понять.
   
    А ведь 55-я армия начала войну на самой границе. С Германией. И отступала. До Ленинграда. Через Прибалтику и Псков… Крюком каким-то… И младший брат Александра, мой дед, отступал. Но по воде. Тоже через Прибалтику… А потом 55-я Армия наступала. От Ленинграда обратно в Германию. Но уже налегке, без Александра. Он остался там — посередине где-то… Он создал равновесие. А значит он жил. И не зря. Ведь для равновесия цельной армии! Он погиб. А значит, опять же, жил. Иначе-то никак. Он неизвестен. А значит он снова жил, ведь откуда-то стало известно, что он стал неизвестным!
   
    Черт! Я ничего не понимаю… Он жив? А зачем тогда могила, ведь живые там не лежат. А может быть он вечно живой? Как Ленин? Нет, Ленина звали Володенька… А его Александр. А может быть мама звала его Сашенька… И что? Это, кстати, по моему субъективному мнению совершенно не является объективной причиной тому, что он не может быть вечно живой. Вы согласны? Или вам опять не понять? Ах, да, я же другой… Или вы. Этого до конца я тоже не могу понять. А он? Может Александр тоже был другой? И дед был другой? Я же не узнаю теперь никогда. И Бог не скажет, как его не проси…
   
    Во-о-н он, Бог, смотрит… А из-за него Сашка. И дед-Николай, и старший Сергей… Все смотрят. И ведут меня взглядом. И прожигают меня памятью… И я иду. Я иду вперед. И я дойду, ведь вон они — и Бог, и Сашка, и Колька… Во-о-он! Не видно? Да вон же!
   
    Ах, да, вы же другие… А я иду вперед. Туда. Вон туда, куда взглядом из-за облачка мне указывает мое детство. Туда, куда просятся душа и сердце. Я иду. И я приду, поверьте. Настоятельно прошу верить. Я приду. И тогда вам станет стыдно. Должно стать стыдно. Стыдно за то, что вы другие и за то, что не верили мне…

 

Пьесы

2844 руб.
Купить



комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS