Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение
 

 



 

Тайные записки 1836-1837 годов / Secret Journal 1836-1837 — А. С. Пушкин / A. S. Pushkin

Обсуждение книги
новые наверх

124 Кри-Кри  Личное сообщение 08.03.2006 18:23
Бизнес на имени Пушкина.
Валентин Непомнящий

Так называемые “Тайные записки. 1836 – 1837”, над которыми поставлено имя Пушкина, лет пятнадцать периодически засылались в Россию – в различные издательства, редакции и иные учреждения, связанные с литературой и прессой, – бывшим советским, а ныне американским гражданином, литератором, специализирующимся на эротической, точнее порнографической, тематике. Книжка, о которой идет речь, представляет собой коммерческое предприятие в виде литературной фальсификации. Для подавляющего большинства читателей, знающих русскую культуру изнутри, это совершенно очевидно – будь это самые отчаянные сторонники “свободы слова”, в том числе слова грязного и лживого, или те, кто подобным словом оскорблен. Здесь одна из причин, почему появление “Тайных записок” не вызвало со стороны пушкинистов и писателей ни ожесточенной полемики: всем все сразу стало ясно. Пожалуй, только журналисты, охотящиеся за сенсациями по характеру службы, пытаются иногда “взбить пену” вокруг этого эпизода, но в целом, даже на фоне нынешней российской прессы, повально зараженной желтизной, эта реакция выглядит вялой. Следует добавить, что в корпусе публикаций, посвященных “Тайным запискам”, львиную долю занимают выступления лиц, которые сами причастны к фабрикации и изданию этого сочинения: многочисленные письма и рекламные “меморандумы”. Отклики специалистов можно пересчитать по пальцам: И.С. Зильберштейн (“Огонек”, ‹ 12, 1987 г.); С.А. Фомичев, заведующий отделом пушкиноведения Института русской литературы (Пушкинский Дом) Российской академии наук (“Смена”, СПб., 31 марта 1995 г.); академик Д.С. Лихачев (интервью на ОРТ 17 февраля 1998 г.);

Н.Н. Скатов, член-корреспондент РАН, директор ИРЛИ (“Известия – Петербург”, 5 июня, 1998 г.), – вот почти все.


Такой оборот дела оказался для литературных предпринимателей неожиданным. Поэтому и засылаются время от времени “меморандумы”, главное содержание которых – навязчивые обвинения российских издательств в “тоталитарной” стыдливости и напоминания о том, что право на перепечатку следует оплачивать непременно в твердой валюте. Завлекая издателей, литературный затейник из Миннеаполиса пишет, например, сотруднику одной из московских газет: “Тайные записки”... имеют гарантированный многомиллионный читательский рынок в России и в отколовшихся странах с русскоязычным населением. Всякий отреагирует на А.С. Пушкина, написавшего о сексе, да еще как! Автоматически сработает пресса, завопя во весь голос и делая бесплатную рекламу”.

Но соблазнительные уверения до сих пор не спешили оправдываться. Ни одно более или менее серьезное издательство не желало покупать книгу, сулящую “многомиллионный” рынок, и это несмотря на тот факт, что в России нынче нет цензуры, в том числе на пошлятину и порнографию. Такое единодушие свидетельствует, с одной стороны, о том, что в обществе и культуре сохраняется довольно высокий уровень брезгливости, а с другой – что издатели, вовсе не являющиеся специалистами по Пушкину, тем не менее прекрасно понимали, что перед ними грубая подделка, публикация которой может не на шутку испортить репутацию, и что, стало быть, игра не стоит свеч.

Не случайно через несколько лет после цитированного письма, в 1996 г., “Тайные записки” обрели “книгу-спутник”, не меньшего, если не большего объема. Она принадлежит Д. Баевскому (тот же Миннеаполис, то же издательство M.I.P.) и называется “Парапушкинистика”. Это откровенно рекламное издание, выходящее раз за разом и включающее все по возможности “вопли” прессы, все отклики и отзвуки – от печатных и электронных до эпистолярных (переписка издателей “Тайных записок” с различными корреспондентами), а также упомянутые “меморандумы”.

Следует заметить: если “Необходимое предисловие” к “Тайным запискам” было призвано создать у читателя впечатление их подлинности, то “Парапушкинистика” этой задачей уже не озабочена. Ее цель – просто-напросто привлечь читателя похабным мифом о поэте, апеллируя к сладострастному любопытству как таковому в качестве “двигателя торговли”. Вопрос об авторстве Пушкина в материалах, составивших “Парапушкинистику”, почти не обсуждается, а издатель М. Пельцман прямо заявляет: сексуальная тема так важна, что “авторство “Тайных записок” представляется нам вопросом второстепенным”.


Все это ясно говорит о том, что всерьез доказывать фальсифицированность “записок” – значит ломиться в открытые двери. Если все же задаться неблагодарной целью доказывать очевидное путем рассуждений, то достаточно нескольких моментов.

Первое. О Пушкине как личности, о его склонностях, интересах, слабостях, ошибках и пр., и пр. – как и о его благородстве, чувстве чести, отзывчивости и т.д., не говоря уже об уме, художественном гении и вкусе, – известно так много, как, может быть, ни об одном другом знаменитом человеке. Источниками служат факты его жизни, письма, воспоминания современников и пр. Но больше всего о его личности известно из его произведений, прежде всего лирики. Она – зеркало его души, которое ничего не может скрыть. В стихах Пушкин не умел о себе самом лгать либо что-то утаивать, это открытая книга. Он никогда не боится и не стыдится в стихах высказывать о себе то, о чем молчит в письмах или разговорах с современниками. Не всякий поэт отважится на столь брутальное признание, как “...Твою погибель, смерть детей с жестокой радостию вижу” (“Вольность”, 1817 или 1819); “Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем...” (1830) – одно из самых откровенных стихотворений в мировой поэзии; эта способность раскрываться в стихах имеет чисто художественную природу – писать стихи иначе Пушкин просто не умел. И, значит, если бы в его натуре были грязная похотливость или циничный физиологизм, то это невольно сказалось бы в каких-либо стихах. Но таких стихов у него нет.

Второе. Это не значит, что Пушкин стерилен. С молодости и до известного времени у него немало того, что он назвал “бесстыдным бешенством желаний” (“Юрьеву”, 1821). Юношеская поэма “Тень Баркова”, которую нет возможности печатать в собраниях сочинений по причине обилия обсценной лексики, написана как раз в том возрасте, когда неудержимо хочется писать на заборах непристойности; немало подобных перлов и в 20-х годах; но чем дальше, тем их становится меньше. “Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем...”, где, кстати, нет ни одного нелитературного слова, – это стихи не только и не просто о половом акте. Главная их тема – противопоставление двух типов женщин, “страстного” и “смиренного”, играющее огромную роль в пушкинском творчестве. (Мария и Зарема в “Бахчисарайском фонтане”, Лаура и Дона Анна в “Каменном госте”, Царевна и Царица-Мачеха в “Сказке о мертвой царевне...”). Другая тема – излюбленная Пушкиным тема Пигмалиона, оживляющего своей любовью холодную статую (см., например, отрывок “Женщины”, исключенный Пушкиным из IV главы “Евгения Онегина”). Видеть в этом стихотворении только секс может лишь человек, лишенный художественного чутья.

Вместе с тем это стихотворение – последнее “эротическое” произведение Пушкина: больше, до конца жизни, он ничего подобного не пишет. После женитьбы у него отсутствуют стихи на интимные темы (неслыханный случай для поэта, едва перешагнувшего порог 30 лет). То же касается и нецензурной лексики. Пушкин вообще употребляет ее всегда уместно, чаще всего с немалым юмором, а главное – с чувством меры (понимая, что разбрасываться нецензурными словами – значит лишать их специфической остроты). Но это происходит также до определенного времени. В стихах Пушкина обсценная лексика последний раз встречается в 1827 г. (“Сводня грустно за столом...” – юмористическая жанровая картинка – и “Рефутация г-на Беранжера” – сочная стилизация в духе грубого солдатского фольклора антинаполеоновского характера); после этого она из стихов исчезает. В письмах же используется последний раз в 1828 г. (письмо

С.А. Соболевскому от второй половины февраля); в дальнейшем грубые (не матерные) обороты если и встречаются, то только в функции ругательной.

Таким образом, поздний Пушкин исключает из своего словаря лексику, называемую у нас матерной, как исключает и откровенно эротическую (не говоря уже о порнографической) тематику.

Третье. Художественная и эпистолярная, а также дневниковая проза Пушкина, не говоря уже о стихах, уникально лапидарна: в ней все функционально и нет ничего сверх художественной необходимости. Пушкин, как никакой другой писатель в мире, скуп на слова; фразы его, как правило, кратки, а речь, в том числе дневниковая, подчинена особому, порой незаметному на поверхностный взгляд, ритму, имеющему свои законы. Графоману и даже просто среднему литератору этого не понять и не услышать. Тот персонаж, который сочинен в “Тайных записках”, невыносимо болтлив и многословен, его письмо эстетически бесформенно и анемично, оно лишено художественной энергии.

Четвертое. Безупречный вкус, можно сказать, одно из “родовых” качеств Пушкина как писателя. То, что “Тайные записки” находятся по ту сторону вкуса (а он бывает даже и в непристойных сочинениях – см., например, французскую эротическую поэзию или ту же “Гавриилиаду”, написанную с необыкновенным изяществом), – доказывать не надо никому, кроме тех, у кого понятие о вкусе отсутствует, – то есть предаваться бессмысленному занятию.

Пятое. Ни в одном письме, ни в одной дневниковой записи, ни в одном стихотворении или свидетельстве современника Пушкин не предстает человеком, склонным к назойливому, мелочному самокопанию, какое приписывается ему в “Тайных записках”. Он не любит много рассуждать о себе, о своих чувствах и ощущениях, рефлексия подобного рода ему решительно чужда – иначе он был бы совсем другим писателем.


Подведем итог. Старательно затвердив некоторые биографические данные жизни Пушкина в 1836 – 1837 гг., чтобы ориентироваться на них в своей фальсификации, творец ее ничего не понял – да и не стремился понять – ни в личности поэта, ни в его манере писать. Для того, чтобы поверить, что “Тайные записки” принадлежат Пушкину, надо предположить, что к этим годам у поэта произошло патологическое изменение личности, что Пушкин перестал быть собой, одним словом, психически заболел. Но художественное творчество – такая вещь, в которой подобное событие так же трудно утаить, как шило в мешке. Пушкин 1836 года – это автор “Памятника”, “Не дорого ценю я громкие права...”, “Когда за городом, задумчив, я брожу...”, “Отцы пустынники и жены непорочны...” и других стихотворений последнего, “евангельского” цикла; автор “Капитанской дочки”, главная тема которой – совесть; автор гениального памфлета “Последний из свойственников Иоанны д’Арк”, где он морально уничтожает Вольтера с его “Орлеанской девственницей” – эротически-кощунственной поэмой; это Пушкин, который отказался переводить сатиры Ювенала из-за “бесстыдства” и “странной гармонии” его стихов (см. набросок “Ценитель умственных творений исполинских...”); это Пушкин, у которого “иные, строгие заботы”, недоступные сознанию пигмея.

Для человека, хоть сколько-нибудь знающего Пушкина, все вышесказанное является очевидным, то есть доказательств не требующим. Так же, как не требует ответа дурацкий вопрос, на который, по известной пословице, и сто мудрецов не ответят.



© "Литературная газета", 2001




Незарегистрированные пользователи не могут добавлять комментарии

 

 

Регистрация Забыли пароль?
запомнить на этом компьютере
Самые-самые...




Проверка слова

gramota . ru

 


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

14.04.2021
Автограф Моцарта продадут с аукциона
Ранее неизвестный автограф великого австрийского композитора Вольфганга Амадея Моцарта будет выставлен на торги на аукционе в Берлине.
13.04.2021
Международный фестиваль Mart возвращается в Тель-Авив
Танцевальная компания Батшева и фестиваль Mart представляют мировую премьеру постановки «Summer Snow» хореографа Эллы Ротшильд
12.04.2021
Бразильцы снова построят самую высокую статую Иисуса Христа
В Бразилии построят новую статую Иисуса Христа, которая будет выше, чем в Рио. Она станет третьей по высоте статуей Иисуса.
12.04.2021
Польский фонд восстановит столовую солдат СС в Освенциме
«СС-овцы приходили сюда перекусить, отвлечься, выпить, принять участие в церемониях, концертах, вечеринках — все в тени чудовищного преступления».
09.04.2021
Один из первых комиксов о Супермене продан за $3,25 млн
На сегодняшний день, осталось примерно 100 экземпляров первой серии комиксов о Супермене, и один из них ушел с молотка за рекордную сумму.
04.04.2021
Театр Гешер приглашает на премьеры 30-ого сезона!
22 апреля в театре Гешер состоится торжественное открытие 30-ого сезона.